САЙТ БОЛЕЛЬЩИКОВ
Игорь Григоренко
Виджет сайта
HCGREEN.RU

новости, слухи,фото, видео хоккейного клуба
Теги сайта:

Григорий Панин: «Каждый спортсмен хочет доказать, что в новой команде он становится лучше»

03 марта 2018 284

Защитник «Салавата Юлаева» Григорий Панин — о своем стиле игры, социальных сетях, рэп-баттлах и о том, какой должна быть команда, чтобы выиграть Кубок Гагарина.

— Вы — воспитанник тольяттинской школы. Держите ли контакт с теми, с кем играли по юниорскому периоду?

— Это было довольно давно. Не могу сказать, что я держу с кем-то плотный контакт. Конечно, общаемся когда видимся на играх.

— Один из игроков того возраста — Сергей Иванов. Сейчас играет в Казахстане, пишет музыку и еще стал блогером. Пишет о вашем отце и вас в том числе, рассказывая о значимости тренера Валерия Панина в хоккейном Тольятти. Что можете рассказать о своем отце и его роли в становлении вас как игрока и личности?

— Отец очень большую роль сыграл в моем становлении. Он сам спортсмен, хоккейный тренер и хоккеистом когда-то был. Он привел меня в этот спорт, я ему очень благодарен за это. Он много мной занимался. С восьми лет со мной на сборы ездил, индивидуально занимался, много общался до того, момента, как я попал к нему во вторую команду. Это, конечно, тяжелое время для меня было, когда ты сын главного тренера и находишься в команде. Благодарю отца как за становление как хоккеиста, так и человека.

— История из блога: «После вбрасывания я рванул на подбор шайбы, в это время игрок соперника наотмашь ударил меня клюшкой между перчаткой и налокотником. Доктор команды вынес мне страшный диагноз. Я выбыл на месяц. На следующий день очередная двухсторонка. Григорий Панин так расколол моего обидчика у борта, что у того вылетело пару зубов. Я не знаю, специально ли он это сделал, но к своему собственному стыду я был рад.»

— Честно говоря, я не помню этого. Но это хорошо, что мои действия его порадовали.

— Вы считаете себя грубым игроком? Есть ли какие-то действия на площадке в прошлом, о которых вы жалеете?

— Да, есть какие-то моменты, где я действовал не в пределах правил, действовал достаточно грубо. Если вспоминать, то самый неприятный момент — то, что касается Мэтта Мерли в 2013-ом году. Есть такое понятие у спортсменов, когда планка падает. Это именно тот момент. Я и тогда извинялся и сейчас. Достаточно неприятный отпечаток это оставляет.

— Что общего у моментов с дисквалификациями? По большей части они пришлись на ваш период в ЦСКА и в это время вы били лидеров.

— ЦСКА — достаточно жесткая команда. Там и стиль игры пропагандируется жесткий. Если какая-то заварушка, то сразу вся пятерка принимает участие. По большей части это тренерское задание. Игрок должен это выполнять. Это не только меня касалось. Каждый знает, если на площадке что-то происходит, то он постоит за себя, за партнеров, за команду.

— Бывало, что вам мстили на льду или угрожали вне льда?

— Нет, такого не было. Конечно, на льду каждый хочет тебя ударить. Все знают, кто ты такой. Или ты бьёшь, или тебя бьют.

— О школе Петра Воробьева ходят легенды.

— Я считаю, что молодому игроку может быть полезно пройти его школу. Да, он действительно жесткий тренер. Но он воспитал много мастеров и среди защитников, и среди нападающих, которые становились чемпионами мира и олимпийских игр. Не побоюсь этого слова, великий тренер.

— Помимо удара Прохоркина в колено, в этом сезоне вы действуете непривычно мирно. Изменили стиль?

— Нет, я стиль не менял, я так же стараюсь играть жестко в пределах правил, это не касается никакой грубости. Дисквалификации и удаления ничего полезного команде не приносят. Помимо того, что я и сам сижу наверху, смотрю хоккей, я еще и отдаю деньги и непонятно, на какие нужды они идут.

— Вы читаете, что пишут о вас в интернете?

— Смотря где. Я обычно читаю только комментарии у себя в Instagram. Не читаю спортивную прессу. У меня немного другие интересы после хоккея, после тренировок. Спортивные новости обычно узнаю от ребят и по телевизору, который стоит у нас в раздевалке.

— Похоже, иногда вы не прочь поиграть с модными трендами — потроллить про слухи о Дайнеко, хештег «Антихайп».

— С Викой Дайнеко мы хорошие друзья. Когда кто-то поднял слухи, то мы решили немного поприкалываться. Что касается «Антихайпа», то это два-три месяца назад был актуальный тренд. Я смотрел видео баттлов на YouTube.

— Баттлы Гнойного смотрите?

— Да, Гнойного, Oxxxymiron’a, вот недавно Guf с Птахой. Интересные современные молодые ребята. Можно сказать, современные поэты. Сейчас достаточно много разных площадок для рэп-баттлов: Slovo, Versus, 140BPM. Достаточно интересно смотреть, как ребята рифмуют друг с другом. За уфимской рэп-сценой не слежу, знаю только, что из Уфы есть пара певцов типа рэперов — Face, Thomas Mraz. Два очень популярных и хайповых парня.

— Сколько времени в день у вас занимает Instagram? Вы даже сделали сайт, который редиректит на профиль.

— Думаю, около, но не больше двух часов, если брать весь день. Про сайт — у меня есть один знакомый в Казани, который подарил мне домен «Григорий Панин точка ру». Говорит, вдруг в будущем пригодится.

— Если бы вы завели Твиттер, там бы писали еще чаще?

— Я достаточно спокойно отношусь к Твиттеру, меня там нет. Может быть, стоит завести. Я не знаю, как на это отреагируют люди, будет ли им интересно. Я знаю, что Леха Спиридонов любит Твиттер, много там сидит и выкладывает твитов.

— После окончания карьеры можно пойти в маркетинг или на ТВ.

 На самом деле, у меня много планов о том, что делать после окончания карьеры. Но сейчас я занимаюсь любимым делом. На данный момент — хоккей для меня номер один.

— Можете представить себя главой судейского корпуса КХЛ?

— Если только курирующим человеком! Может быть, когда-нибудь я бы с удовольствием рассматривал некоторые индивидуальные решения, поскольку я достаточно часто в них участие принимал. Я не могу критиковать судей, но, наверное, какие-то моменты нужно рассматривать, чтобы это было справедливо.

— Что можете рассказать о юморе и розыгрышах в команде? Правда, что вы с Максимом Гончаровым самые активные шутники?

— Я себя не могу считать самым активным, первенство у Гочи. Он веселый и смешной парень, много шуток. В принципе всегда в команде атмосфера дружелюбная, мы любим пошутить друг над другом. Это чего угодно может касаться. Это нормальные вещи, тут куча пацанов, все общаются друг с другом. Кто-то больше, кто-то меньше шутит. Но Гоча — номер один у нас, это точно могу сказать.

— «Регулярка» почти завершена. Что можете сказать про нее? Она получилась у «Салавата» неровной и богатой на приключения.

— Да, у нас был достаточно сложный период в середине чемпионата, где мы потеряли немножко командную игру. Но я считаю, что такие периоды у всех команд бывают, это нормально. Самое главное, что мы его прошли, мы его перетерпели. Последние игры, я считаю, мы провели на хорошем уровне. Даже те игры, в которых мы не дотянули до победы, в них везде доминировали и видно было, что выглядим гораздо лучше, чем в середине чемпионата.

— Матчи с «Ак Барсом» и ЦСКА — принципиальные?

— Конечно, принципиальные. В этих двух командах я провел достаточно времени, и выигрывал Кубки, чемпионства. Конечно, это принципиальные игры. Тем более, в Казани я проживаю, в Москве и в Казани у меня много друзей. С тренерами хорошие отношения. Каждый спортсмен, который себя уважает, хочет доказать, что он в новой команде становится лучше.

— Пройти весь плей-офф от первой смены до Кубка Гагарина — расскажите, каково это, какой должна быть команда, и как взять Кубок «Салавату Юлаеву».

— Это очень тяжело. Даже не в плане физической нагрузки, она, конечно, тоже имеет очень большое значение, но в плане психологической нагрузки. Это большая ответственность. Ты подходишь к матчам максимально сконцентрировано. У меня был момент, когда мы с «Ак Барсом» выигрывали второе чемпионство, я даже особо не радовался. Потому что уже все силы отдал, все эмоции выплеснул. Ты чемпион и слава богу, все закончилось. Было время порадоваться потом.



Блиц-опрос

— Самое экстремальное, что вы делали?

— Много что я делал экстремального. Прыжок с парашютом, восхождение в горы. Особенно, в первый раз, у меня просто закончились силы, я лег на снег и не мог никуда идти. Прыжок с парашютом это такой момент, что когда ты поднимаешься, у тебя внутренняя дрожь и максимальная эйфория, когда ты находишься в свободном падении. Наверное, самое экстремальное — мой первый прыжок. Это был не тандем-прыжок. Ты один выпрыгиваешь с десантным парашютом Д6 с высоты 1000 метров.

— Самое красивое место, в котором вы были.

— Не могу такого места назвать. Я достаточно много путешествую, много в каких местах бывал. Горные пейзажи очень красивые. Из последнего — в прошлом году мы путешествовали по Америке. Там есть Йосемитский парк и парк Секвойя. Там великолепные виды. Есть заставка на Макбуке — Йосемити парк это вид оттуда. А Секвойя парк это там, где огромные деревья. Мне это очень запомнилось.

— Самый счастливый момент вашей жизни.

— Рождение детей это самый счастливый момент.

Источник: hcsalavat.ru
Просмотров: 284

Комментарии новости: