Алексей Семёнов: «В 37 лет чувствую себя лучше, чем в 25»

Защитник «Салавата Юлаева» Алексей Семёнов в большом интервью рассказал о побеге из Уфы в 2007 году, преимуществах двухметрового роста в хоккее, учебе детей в США и многом другом.

Алексей Семёнов (№5) и Вячеслав Солодухин / фото (здесь и далее): Светлана Садыкова, БИЗНЕС Online


«ИНИЦИАТИВА ПЕРЕХОДА ИСХОДИЛА ОТ ЦУЛЫГИНА»

– Алексей, у «Салавата Юлаева» выбыли два защитника и через пару дней появились вы. Переговоры проходили стремительно?

– Нет, переговоры длились с июня. Просто, они затягивались: то да, то нет. К сентябрю более конкретно начали разговаривать, а когда сломались два защитника, было жёстко: ты нужен, приезжай.

– А сомнения с чьей стороны были?

– Я сразу сказал, когда с Николаем Леонидовичем [ Цулыгиным ] встречались летом, что готов. Он сказал, что дело за агентом и руководством клуба.

 

– То есть, инициатива была от Цулыгина?

– Да.

– Летом мы видели фотографии Григория Панина из США с тренировок, на которых вы были вместе. Он как-то приложил руку к вашему переходу?

– Если честно, не знаю. Мы с Гришей тренировались вместе, а участвовал ли он как-то в этом переходе или нет, не могу сказать.

– Вы приехали в Уфу и сразу попали на «зелёное дерби». Ощутили особенность этой игры?

– Конечно. Топовый клуб, лидер, обладатель Кубка Гагарина. Дерби я прочувствовал. Это был очень важный матч для нас и мы его провели хорошо, особенно первые два периода. Вообще не дали сопернику ничего создать. Что-то пошло не так в третьем. 

– В лиге давно идут разговоры о том, чтобы клубы больше уделяли внимания дерби. Согласны с этой позицией? 

– Это нормальное явление.

– Игрокам нужно подогревать публику? Артём Лукоянов себе позволяет уколы в адрес легионеров «Салавата», например. Такое уместно?

– Конечно. Мы играем для фанатов. Чем больше разожжёшь огонь, тем интереснее смотреть хоккей.

– А играть?

– Каждый игрок выходит и понимает против кого выходит. Ты заряжаешься на команду, на персоналии. Каждый понимает насколько важно дерби.

Стычка Алексея Семёнова и Артёма Лукоянова


– Когда клуб объявил о подписании контракта с вами, не все болельщики «Салавата» приняли эту новость с воодушевлением. Догадываетесь почему?

– Конечно.

– Давайте вспомним ту историю.

– Зачем ворошить 12-летнее прошлое?

– Люди на вас до сих пор обижаются…

– Не люблю ворошить прошлое. Могу сказать одно: мне пришлось уехать по семейным обстоятельствам. Большего не добавлю. Я отпрашивался, меня не отпустили, пришлось уехать.

– Случалось, что жалели о принятом решении?

– Я никогда не жалею о том, что сделал. Я поступил так, значит это был правильный выбор. Тем более, это был выбор в пользу моей семьи.

– Что это были за обстоятельства?

– У меня супруга была в положении, её не пустили в самолёт. Это был февраль, а срок родов был – март. В то время у нас уже был полуторагодовалый сын. Она одна осталась в США, вы же понимаете ситуацию? Кому оставлять маленького ребёнка?

– У вас с Сергеем Михалёвым после этого был разговор?

– После моего отъезда нет, но тогда мы разговаривали, конечно.

Алексей Семёнов (справа)


«В 25 ЛЕТ ТРЕНИРОВАЛСЯ С МАРАФОНЦАМИ КАПИТОНОВЫМИ»

– Футболист Джон Терри сказал, что в 37 лет он находится в лучшей форме в карьере. Вам в 37 тяжело играть?

– Даже легче, чем в 25.

– Почему?

– Когда ты настолько много играешь, то начинаешь по-другому подходить к хоккею. К тренировкам, питанию. В 25 не было такого, чтобы у тебя был свой тренер. Да, тренируешься, готовишься, но не так, как я начал это делать в 30 — 31. В то же время начал следить за питанием. Это даёт свои плоды, я чувствую себя намного лучше.

– Как вы в 30 лет пришли к тому, то нужен персональный тренер и правильное питание? 

– Начал понимать, что хоккей становится более быстрым. Раньше я весил 120 килограммов, сейчас – 110 — 112 и вижу, что мне легче играть, подключаться к атакам. Хотя, у меня никогда не было большого процента жира, максимум 8 — 9 процентов. В хоккее же не нужны огромные мышцы, нужны ноги, быстрые руки, светлая голова. Я это переосмыслил в 30 лет, начал готовиться конкретно, зная в чём мне нужно добавить. Супруга помогла с питанием, со многими ребятами из НХЛ говорил, они подсказывали что правильно, а что – нет. У меня в друзьях много тренеров, которые работают в НХЛ, другие профессиональные спортсмены. Они не стоят на месте, всё время развиваются.

– Так же, как и медицина.

– Точно. Мне это интересно. Не люблю стоять на месте. Если чувствую, что нужно добавить резкости, мы с моим тренером меняем тренировки.

– Когда у вас появился свой тренер?

– Первыми были братья Капитоновы — известные марафонцы. Мне тогда было 25 — 26, когда мы начали тренироваться. Мне посоветовал их Сергей Гончар, тогда много ребят с ними занимались: сам Гончар, Витя Козлов, Сашка Овечкин, Андрей Николишин, Женя Малкин, Саня Радулов. 

– Панин приезжал в Сан-Диего, чтобы пробежать марафон. Вы когда-нибудь бегали столько?

– Нет, я перестал бегать лет 6 — 7 назад. Во-первых, вес и два метра роста – это тяжело. Но до 30 лет я очень хорошо бегал. С Капитоновыми мы бегали по шесть дней в неделю.

– Много пробегали?

– Была целая программа: в понедельник – пять километров, во вторник – пять быстрым темпом, в среду – пять по песку. Бег, кроссы, ускорения, прыжковая подготовка.

– Помогали такие тренировки в хоккее?

– В плане подготовки, да. Когда приезжал в НХЛ, чувствовал себя великолепно. Но это всё индивидуально, кому-то подходит, кому-то – нет. В НХЛ сейчас вообще отказались от бега. Доказано, что велосипед более практичен и важен для хоккеистов.


– Мы долго говорим о личном тренере, а что это значит сегодня? Это фитнес-тренер, с которым вы работаете летом?

– Да. Я приезжаю, и мы перед началом тренировок обсуждаем, как прошёл сезон, что нужно улучшить – выносливость, например, или, чтобы руки были сильнее. Я обычно начинаю тренировки с 1 июня. Мой тренер – американец из Fast Twitch. Это клуб, тренеры которогозанимаются с профессиональными атлетами НБА, НФЛ, НХЛ, теннисистами, футболистами. Я начинал с ними работать шесть лет назад, когда у них ещё был маленький сарай. 

– Вы приехали по ходу сезона и были явно готовы к нему. На льду тоже были тренировки?

– Да, я тренировался с «Флоридой». Там Женя Дадонов был, Барков, Куликов, Задоров, Овечкин.

– Просто арендовали лёд во Флориде?

– Нет-нет, клуб выделял лёд для тех, кто из «Пантерз» и кто приехал тренироваться с ними. 

– Это было до открытия лагерей?

– Да. Там буквально за 5 — 6 дней до старта лагерей они прекращают тренировки.

– Вы сказали, что жена помогала с питанием. Она диетолог?

– Нет, но она много читает об этом, сама вегетарианка. Я не пошёл по этому пути, спортсмену тяжело быть вегетарианцем, но много аспектов в еде она подсказывает – какие овощи лучше, когда и что лучше есть и так далее. 

– Перед интервью вы отказались от кофе по этой причине?

– Нет, просто я не люблю вкус и запах кофе.

– Каков ваш традиционный завтрак?

– На завтрак всегда овсяная каша. Практически, каждый день. Творог, яичница. Если плохо позавтракаю, то день будет тяжёлым. Если хорошо, то и тренироваться легче и чувствую себя великолепно.

– От сладкого отказались совсем?

– Сухофрукты ем, орехи. Меньше стал есть сахара, на ночь сладкое не ем. Хотя у меня метаболизм сильный, могу есть всё что угодно и ещё буду худеть. До 30 лет каждый вечер мог кусок торта съесть и ни вес не понимался, ни жир не увеличивался. Просто со временем начал понимать, что сахар вреден. После 30-ти стал меньше сахара есть.

– С супругой конфликтов на тему вегетарианства не возникает?

– Почему должен быть конфликт? Кто-то любит мясо, кто-то нет.

– Кто-то не ест мясо, потому что вредно, а кто-то, потому что из-за этого погибают невинные животные…

– Мы вообще не спорим на эту тему. 

– А дети у вас вегетарианцы?

– Нет. 

– О питании молодёжи в команде тоже рассказываете?

– Конечно, мы общаемся. В Уфе я ещё мало, но молодёжь часто подходит, спрашивает о питании, о добавках. У меня в Санкт-Петербурге есть хороший друг Саша Фёдоров, он открыл свою компанию Alex Fedorov Nutrition, производит спортивное питание. Он отвечает за качество, за то, что в каждой банке. Уже полтора года покупаю у него питание и чувствую, что оно реально работает. 

 


«ПРОБЛЕМ С АМУНИЦИЕЙ ИЗ-ЗА РОСТА НИКОГДА НЕ ИСПЫТЫВАЛ»

– Вы когда-нибудь встречали хоккеиста, выше ростом, чем вы? 

– Конечно, Здено Хара. 

– Кроме него…

– В НХЛ много ребят было с ростом 2,03, 2,05.

– Хара, говорят, собирался уйти в баскетбол из-за проблем с формой. Вы когда-нибудь были близки к тому, чтобы завершить хоккейную карьеру из-за роста?

– Нет, но я и не 2,09.

– Размер ноги у вас какой?

– Человеческий, 12-й. Это где-то 43 — 47 на европейский лад. Проблем с амуницией никогда не было. Проблема только, если прилетаешь в Европу и там что-то хочешь купить. Там обычно в магазинах максимальный размер обуви – 44 — 45.

– Можете назвать три главные преимущества высокого роста в хоккее?

– Во-первых, тяжело проехать. Во-вторых, это длинная клюшка. В-третьих, наверное, больше шайб в тебя попадает.

– Волейболисты часто страдают в гостиницах, когда не умещаются на кровати…

– Раньше было такое. В начале 2000-х когда в России играл во время локаута, проблемы были. Я просто брал матрас и клал его на пол. Сейчас, слава Богу, хорошие гостиницы.

– Мы говорим о том, что хоккей меняется, становится быстрее. Фактурным игрокам становится сложнее?

– Сейчас всё зависит от катания. Если человек хорошо катается, то проблем не будет. В 90-е годы в НХЛ четверть игроков лиги еле катались. Сейчас на катание смотрят в первую очередь и даже большие ребята должны хорошо кататься.

– Вы своим катанием довольны?

– Доволен, но не на сто процентов, всегда есть к чему стремиться. Я занимаюсь катанием. В Нью-Йорке есть Виктор Барышевцев — бывший фигурист, у которого есть методика обучения катанию – как быстрее ускоряться, как лучше кататься и не затрачивать много энергии, как использовать силу соперника, чтобы не затрачивать свою. Я с ним занимался три лета, в 2009-м, 2010-м, 2011-м. Ещё занимался с Максимом Ивановым, который с «Питтсбургом» работает, он тоже предлагает очень интересные упражнения. Сегодня это один из ведущих powerskater в России и в Америке.


«ТОЛЬКО ДВА ЧЛЕНА НАШЕЙ СЕМЬИ ИМЕЮТ СВОБОДНЫЙ ВЪЕЗД В АМЕРИКУ»

– Вы живёте в Москве или в США?

– Я человек мира.

– Но в Уфу приехали из Америки…

– Там я летом готовлюсь. А живём мы в Москве и Санкт-Петербурге, это два ключевых города в России для меня. В Санкт-Петербурге потому, что я давно переехал из Мурманска в Санкт-Петербург, пять лет играл в СКА. 

– У вас дети ходят в американскую школу. Почему?

– Потому что они родились в Америке и получилось так, что первые шаги в образовании они делали в американской школе. Первые классы были американскими, и мы посчитали, что им будет морально тяжело вернуться в российскую школу, это будет стресс для них.

– В каком возрасте они приехали в Россию?

– Старшему было 7 — 8 лет. Основной язык для них был английский.

– Ваш младший сын пойдёт в российскую школу?

– Ой, погодите, нам ещё шесть лет до этого. Посмотрим.

– Это вопрос о качестве образования…

– Я не говорю и не считаю, что в России плохое образование. Просто так получилось, что мы начали учиться в Америке. Если бы начали учиться на русском, то и ходили бы в русскую школу. Это не значит, что мы ставим американское образование выше, я думаю, что русское образование одно из лучших в мире.

– У всех троих детей американское гражданство?

– У старшего Александра только российское, он родился в 2005 году в Санкт-Петербурге. Андрей родился в 2007 году в США и Адам родился месяц назад в США, у них двойное гражданство.

– Вашим перемещениям по миру это не мешает?

– Нет, в Америку мы всё равно ездим по визе. Только два человека в семье имеют свободный въезд в США. А в Россию спокойно возвращаемся, потому что у всех есть российское гражданство.

– После окончания карьеры где планируете осесть?

– Это очень тяжёлый вопрос, на который я сейчас не могу ответить. Сказать, что осяду в Америке не могу, потому что я езжу по визе и не могу там жить дольше определённого количества времени.

– А нравится где больше?

– Везде. Мне нравится Москва, мне нравится Санкт-Петербург, мне нравится в Америке, в Европе. Где я окажусь не угадаешь.

– А вашим детям где комфортнее?

– Думаю, что им так же, как и мне. 

– Вы видите в них профессиональных спортсменов?

– Александр играет в хоккей в «Серебряных акулах», средний – в футбол в «Торпедо-2». Наше родительское дело – дать им максимум, что можем. А их дело – выбрать. Если смогут пробиться в профессионалы, то будет хорошо. Если не смогут, то ничего. Главное, чтобы период до 18 лет они провели в спорте, чтобы были занятыми и здоровыми.

– А сами думали о работе тренером после завершения карьеры?

– Не смотрю так далеко в будущее.

– Далеко?

– Ха! Да.

– Сколько планируете ещё играть?

– Дай Бог, время ещё есть.

– Понимаете Ягра, который продолжает карьеру, будучи на 10 лет старше вас?

– Ягр – это хоккейное чудо. Человек до сих пор играет и, надо отдать ему должное, хорошо играет. Не знаю, смогу ли я так в его возрасте, но силы есть. Если здоровье позволит, то с удовольствием буду ещё играть.

Алексей Семёнов (№5)

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Алексей СЕМЁНОВ
Дата рождения: 10 апреля 1981 года
Место рождения: Мурманск (Россия)
Карьера игрока: «Крылья Советов» (Москва) – 1997/98; СКА (Санкт-Петербург) – 1998/99; «Садбери» (Канада) – 1999/2000; «Гамильтон» (Канада) – 2000 — 2002; «Эдмонтон» (Канада) – 2002 — 2004; СКА (Санкт-Петербург) – 2004/05; «Эдмонтон» (Канада) – 2005/06, «Флорида» (США) – 2005 — 2007; «Салават Юлаев» (Уфа) – 2006/07, «Сан-Хосе» (США» – 2007 — 2009, «Динамо» (Москва) – 2009/10, СКА (Санкт-Петербург) – 2010 — 2014, «Витязь» (Подольск) – 2014/15, «Сочи» – 2015/16, «Витязь» (Подольск) – 2016 — 2018, «Салават Юлаев» (Уфа) – с 2018.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *