Александр Логинов дал большое интервью,где рассказал об огромной любви к Уфе!

Когда по ходу сезона в «Салават Юлаев» вернулся защитник Александр Логинов фанаты, восприняли этот переход со сдержанным оптимизмом. С одной стороны, Логинов уфимский воспитанник, с другой – его статистика в других клубах, особенно в «Амуре», вряд ли могла кого-то впечатлить. Однако в Уфе Александру потребовалось всего 19 матчей, чтобы превзойти свои лучшие статистические показатели, которые у него когда-либо были. Теперь Логинов один из лидеров среди бомбардиров-защитников всей лиги, а болельщики недоумевают, почему же игрок не является кандидатом в сборную России.

— В этом сезоне вы уже давно побили все свои личные статистические рекорды. В чём секрет такого прогресса?

— Я попал в команду с высокими задачами и сильным подбором игроков. То, что мне не удавалось так же проявлять себя в других клубах, связано с тем, что в хоккей играет не один человек. В этом сезоне я выхожу с сильными игроками, мне дают огромное количество игрового времени – это немаловажный фактор. Я думаю, тренеры видят во мне потенциал и дают мне возможность его раскрыть. Небольшой задел уже есть, и если дальше его развивать, тренироваться, то можно добиться и большего результата. 

— В том же «Амуре», где вы выступали раньше, Алексей Мурыгин был средним вратарём, а сейчас в «Локомотиве» стал лучшим голкипером лиги. Получается, что иногда по личной статистике вообще нельзя делать выводы об игроках?

— Естественно. Иной раз смотришь на статистику игрока и не понимаешь, как он добивается таких разных результатов в клубах с разными задачами. Бывает, ты проводишь сезон в клубе, который занимает последнее место, и у каждого игрока в этом составе будут отрицательные показатели и малое количество набранных очков. А если перейти в клуб уровнем выше, с историей, с чемпионствами, с ежегодным стремлением повторить чемпионские заслуги, то и у среднего игрока откроется второе дыхание. Он будет стремиться доказать, что способен играть на уровне и в команде, которая решает максимальные задачи.

— Против «Йокерита» вы впервые набрали три очка за игру. Это был лучший матч в вашей карьере на данный момент? 

— Я бы не сказал. У меня в карьере были хорошие матчи, были плохие матчи, были вообще ужасные. Да, три передачи – это хорошо, но если ты играешь в большинстве и не набираешь очки, это говорит о том, что ты не способен решать серьёзные задачи. 

— Многие жители нашей страны знают о Хабаровске только то, что это где-то далеко. Вы провели там два с половиной года, какие впечатления от Приморья?

— Там всегда свежая икра, рыбка…

— Каждый день икру ели?

— Каждый день и чёрную, и красную. Там это как у нас мёд. Продаётся везде, зачастую не надо ничего выбирать, всегда знаешь, что всё свежее, привезено с моря в двухстах метрах. Подделок нет, там это себе дороже. Поэтому чего-чего, а икры и рыбы я наелся вдоволь, так что до сих пор иногда хочется в охотку ложку съесть, но не более того. 

— А что касается города?

— Город сам по себе неплохой, но я нигде не был, кроме центра. Жить там можно, люди живут и любят свой город. Единственное, что мне не понравилось: уровень жизни там ниже, чем на западе, а цены в магазинах намного выше. Когда едешь за продуктами, денег оставляешь в полтора-два раза больше, чем у нас здесь.

— Как жена отреагировала, когда ей сказали, что надо ехать в Хабаровск?

— У меня жена принимает любой жизненный вызов в связи с тем, что это моя профессия, она знала, за кого выходит замуж. Мы с ней и в Чехии пожили, когда я там играл. Может быть, это был не лучший вариант для меня как для хоккеиста, но жена была довольна. 

— Играя за «Амур», можно ли привыкнуть к постоянной смене часовых поясов?

— Привыкнуть можно ко всему, но это очень тяжёлый процесс. Бывает, что тебе надо спать, и ты идёшь и спишь. Хочешь-не хочешь идёшь и спишь, потому что у тебя игры, тренировки, и это необходимость. Жить этим всю жизнь просто ради собственного удовольствия, мне кажется, ни один человек не сможет. Какие-нибудь болезни точно можно заработать. 

— Что самое сложное, когда столько времени проводишь в самолётах?

— Ожидание, когда долетишь. Можно одно кино посмотреть, ну два, ну поспать, ну покушать, но всё равно лететь ещё долго-долго. Эти сорок минут, когда уже объявляют посадку, кажутся вечностью.    

— Говорят, что первый сезон кажется легче, потому что всё ещё интересно, в первый раз. Это так?

— За два с половиной года я устал сильно от смены часовых поясов, да ещё и в моральном плане, потому что в плей-офф не попадали. К тому же уровень организации в «Салавате Юлаеве» повыше. С таким уровнем, как здесь, и в «Амуре» играть было бы проще.

— Что вспоминаете, когда слышите о Ханну Йортикке?

— Эмоциональный тренер со своим жёстким мнением. Он мне импонировал тем, что если он видит, что игрок выполняет требования, не филонит, работает, то он его не будет трогать, он его будет ставить играть. В случае каких-то помарок он может крикнуть, но из-за языкового барьера ты всё равно его не понимаешь. Он покричал, успокоился, а ты сам знаешь, где твои ошибки, выходишь, исправляешься. Для меня он остался тренером с мужским характером, и в своей карьере похожих на него тренеров я не встречал. 

логинов1.jpg

— Как вы из «Тороса» попали в Чехию?

— После операции на колено я долгое время не играл. За два года провёл десять матчей, игровой практики не было, было тяжело пробиться в состав. Пришлось ехать в «Торос», играл там, восстанавливался, потихоньку набирал игровую практику, а Олег Гросс, который тогда был генеральным менеджером, предложил такой вариант. Насколько я знаю, клуб в тот момент сотрудничал с «Энергией» из Карловых Вар. Они приезжали на Кубок Президента Республики Башкортостан, а «Салават Юлаев» летом ездил на сборы к ним. Так и договорились, чтобы нас отправить туда. Всё равно уровень Экстралиги выше уровня ВХЛ, ближе к КХЛ, скорости большие. Я не раздумывая приехал, начал играть, на Кубок Шпенглера съездили. Опыт я приобрёл хороший, думаю, что это мне и помогло вернуться на более менее прежний уровень, который у меня был, потому что за два года я растерял практически всё. 

— Понравилось в чешском чемпионате?

— Самое интересное, что я приехал туда и взял номер 19. Меня поставили в первую пару, и за 24 игры я набрал, по-моему, 7+9. Для меня на тот момент это был рекордный показатель. Потом с этим номером я больше не связывал свою судьбу, а в Уфе опять как-то всё завертелось.  

— Не боялись, что после Чехии так и застрянете в каких-нибудь европейских чемпионатах?

— Я такой человек, я не боюсь новых вызовов, мне это даже нравится. Ты всё равно ставишь перед собой определённые задачи, чего ты хочешь добиться. Не просто так же едешь поиграть в хоккей в своё удовольствие, а хочешь оставить какой-то след, чтобы о тебе вспомнили. Мне это помогло вернуться обратно в КХЛ.

— На источники целебные ходили?

— Я ходил один-два раза, потому что жена заставляла гулять с ней везде. Ей было интересно, да и что ей там ещё было делать два-три месяца на курорте? У меня были игры, тренировки, и мне было лень куда-то вылезать, но периодически в выходные ходили в рестораны, на экскурсии, на источники тоже. Она их пила, а я, по-моему, только один раз и те, которые можно пить всем.

— А есть те, которые всем нельзя?

— Да, надо пройти медицинское обследование. Есть источники, которые могут пойти тебе во вред, а есть те, которые во благо. 

логинов2.jpg

— Профессиональные спортсмены легко меняют клубы, иногда паспорта. Почему для вас было так важно вернуться в родной город?

— Я однолюб. Уфа мой любимый город. Я здесь родился, вырос, у меня здесь друзья, родные, родители, сестра. Вся моя жизнь связана с этим городом. Я был во всех городах: Москва, Питер, Казань, Екатеринбург – мне есть с чем сравнивать. Я понимаю, что тут всё моё родное, любимое. Здесь я вырос как хоккеист, воспитывался в детской спортивной школе. Меня здесь многие знают, многие любят. Меня это наполняет энергией, позитивом. Когда я уехал, я немножко контакты поутратил, у людей пропал интерес ко мне в связи с тем, что они любят «Салават Юлаев», а не клуб, в котором я играю. Сейчас это всё возвращается, телефон порой разрывается после игр, это прямо до дрожи, поэтому Уфа для меня приоритет. Ну и вся моя семья уфимская, хочется уже осесть на одном месте, чтобы и жена могла чем-то заниматься, потому что ей хочется, я это вижу. И чтобы ребёнок стабильно ходил в один детский садик, в одну школу. Для меня это очень важно, я проходил частые смены обстановки, я всё это знаю. В детском возрасте это тяжело, я не хочу их заставлять проходить то, что было в моей жизни. Я хочу, чтобы мы освоились на одном месте, здесь жили, работали, отдыхали и всё остальное.

— Уфа — родной город, да ещё и из «Автомобилиста», в котором вы играли, сюда перешло сразу несколько человек, это помогло освоиться?

— Естественно, когда я пришёл, я знал, наверное, процентов 90 команды. Для меня это большой плюс, притираться даже не надо было. Я сыграл неудачно первую, вторую игру, а потом уже всё пошло. Со всеми общаюсь, со старшими, с младшими, никаких вопросов в этом плане нет.

— Да ещё и Лепистё, с которым играли в паре…

— Да, я знаю его уровень, возможности. Самое главное, я его понимаю, по всей видимости, и он понимает меня, раз у нас есть взаимосвязь на льду. Это ещё больше придаёт уверенности в игре и даёт возможность рассчитывать на лучший результат.

— Вы были молодым игроком, когда «Салават Юлаев» выиграл в трофей в 2008 году. Вы в полной мере ощущаете себя чемпионом России?

— Конечно, почему я не должен им себя ощущать? Я был в той команде, той атмосфере, прошёл всё полностью от и до. Да, у меня были проблемы с коленями, я сыграл шесть матчей в чемпионате и один в плей-офф, но я прожил с командой всю кухню от начала до конца. Все эти мгновения я помню как сейчас.

— Просто, например, Александр Ерёменко, когда третьим вратарём выиграл Кубок Гагарина в 2011 году, не особо это воспринимал…

— Ну Ерёменко сколько лет?

— За 30.

— А мне на тот момент было 21. Я до этого съездил на молодёжный чемпионат мира, мы заняли второе место, я считаю, очень достойно выступили, хотя на наш год вообще никто не ставил, а мы без поражений дошли до финала, где проиграли канадцам 2:4. Мне хотелось ещё большего, чтобы стать не вторым, а первым, как у любого спортсмена, проснулся азарт. Когда мы стали чемпионами, я бы ощущал себя чемпионом, даже если бы не сыграл ни одной игры. Я прожил эти минуты от начала и до конца сезона, я помню каждое мгновение, которое происходило в команде, что происходило после поражений и выигрышей, как это всё переживалось. Когда прозвучала чемпионская сирена, это было непередаваемое ощущение. 

— Скоро Новый год, пока вся страна будет на каникулах, хоккеисты будут продолжать играть. В таком режиме успеваете заметить праздник?

— Я вообще уже забыл, когда последний раз дома встречал Новый год. Дом для меня это большая семья: родители, жена, ребёнок. Хочется всех вместе в одну кучу собрать и со всеми Новый год встретить, как в детстве. Но когда играешь в Хабаровске, просто нет возможности прилететь. Играешь 30-го, потом 3-го, это значит, что 2-го надо снова улетать в Хабаровск, физически невозможно успеть никак. Так что сейчас, когда мы играем 28-го, а потом только 4-го, есть возможность в полной мере ощутить праздник в семейной домашней обстановке. 

— Как будете отмечать?

— Скорее всего, чисто в кругу семьи.

— Пожелаете что-нибудь болельщикам?

— Поздравляю всех с наступающим Новым годом! Хочется пожелать, чтобы в новом году люди были более добрыми и отзывчивыми и чтобы не забывали про нашу команду!    

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *