САЙТ БОЛЕЛЬЩИКОВ
Игорь Григоренко
Виджет сайта
HCGREEN.RU

новости, слухи,фото, видео хоккейного клуба
Следующий матч, 22.10.2017:
Салават ЮлаевТрактор
Салават Юлаев Трактор
Дома В гостях
Начало матча 16:30
Прошедший матч, 17.10.2017:
Динамо МоскваСалават Юлаев
Динамо Москва Салават Юлаев
Счёт в матче:
2:3
Теги сайта:

Вячеслав Быков: «Захаркин сам ушел из Уфы, чтобы не усугублять конфликт»

20 июня 2017 155

Двукратный обладатель Кубка Гагарина, член попечительского совета «Фрибура» Вячеслав Быков рассказал о своей работе в Швейцарии, причинах неудачного выступления «Салавата Юлаева» в минувшем сезоне, возможном возвращении в Россию, негативном отношении к НХЛ и создании Академии хоккея в Казани.

«Я НЕ ОТОРВАН ОТ РОДИНЫ»

 Вячеслав Аркадьевич, вы долго играли в Швейцарии, теперь живете там. Вам так подходит менталитет этой страны?

– Всё зависит от человека, который здесь живёт, от его интеграции в общество, его жизненной философии. Всё зависит от его энергетики, а не от того, в какую среду он попал. Вы везде найдёте то, что хотите найти. Зачахнуть можно и на Бродвее. Кроме того, я не оторван от родины. Я каждый год бываю в России. У меня всегда был контакт со страной после отъезда в 90-е годы. Я в курсе всего того, что происходит в России.

 Чем вас привлекает подход к хоккею в Швейцарии? 

– Я не думаю, что здесь есть какая-то разница между нами. Но в Швейцарии все с уважением относятся к ребёнку, всё делается для того, чтобы он развивал свои качества в комфортных условиях, а также без вреда здоровью дают ему возможность практиковать любой вид спорта и реализовывать себя.

 С тренерами встречаетесь?

– И с тренерами, и с представителями других профессий. Есть много параллелей хоккея с другими видами деятельности. То есть, я веду достаточно активный образ жизни и без общения здесь не пропадаю (смеётся). Я, кстати, закончил не только ленинградский Военный институт физической культуры, но и в Швейцарии хоккейные тренерские курсы, обучение на которых продолжалось пять лет. Они дали мне возможность обучаться по другим взглядам и методикам, общаться с другими тренерами, у которых можно перенять опыт.

 Много ли времени проводите в попечительском совете «Фрибура»?

– Да, бываю там достаточно регулярно. Нас в совете восемь человек. Там есть, как спортивная, так и экономическая составляющая. Я по большой части отвечаю за спортивную часть. Но когда нужно, встречаюсь со спонсорами, привлекаю потенциальных клиентов. Вот сейчас начинаем думать о будущем: как мы видим деятельность клуба через пять лет. Во «Фрибуре» есть постоянное общение, взаимодействие, мозговые штурмы, попытка найти общие решения – это очень интересно. Мы так очень много работали с Игорем Захаркиным, мне это там помогает.

 

«В ЦСКА НЕ ПОПАДАЛИ ЛЮДИ БЕЗ ХАРАКТЕРА»

 В ваших командах Захаркин отвечал в основном за теорию?

– Я бы не стал делать какие-то разделения и говорить, кто за что отвечает. Это неправильная позиция. У нас с Игорем общий взгляд на многие вещи. Но то, что у него образование выше, чем моё, однозначно. Он был заведующим кафедры хоккея в РГУФКе. Но разделения при работе в разных командах у нас не было. У нас была взаимозаменяемость и дополняемость.

 Захаркин недавно сказал: «Быков мне много рассказывал про своё детство, он говорил, что ни один тренер ему не помог. Ни один тренер, который был в его карьере, не помог стать ему игроком. Это страшные слова! ».

– Может быть, со стороны Игоря это был гротеск (смеётся). У меня действительно до команды мастеров иногда даже по два раза в год менялись тренеры. Но я благодарен им за то, что они мне дали просто играть в хоккей с моим видением и ощущениями. Мы приходили на тренировку, бросали шайбу, свисток дали – играем. Час прошёл, тренировка закончилась. Тренер убирает шайбу и уходит, а мы достаём свою и играем дальше. Тогда мы были представлены сами себе.

На тот момент, в 60-70-е годы я смотрел много хоккейных матчей, где играли выдающиеся на тот период мастера и, безусловно, все мы старались подражать им, имитировать их финты и просто быть похожими на наших кумиров. В таком возрасте главное – впитать страсть, жажду гола и победы, а также дать возможность ребёнку реализовать свой творческий порыв, а не загонять его в рамки. Всегда играл против более крупных и возрастных игроков, чем я, что воспитывало характер.

 Чему вас, например, научил Виктор Тихонов?

– ЦСКА это вообще была машина. Там было как: если ты вошёл в основной состав команды, значит, ты выжил. Люди в армейский клуб без характера никогда не проходили. В ЦСКА хоккеист должен был обладать не только физическими, атлетическими, техническими способностями, но и морально-психологическими. Чтобы пройти школу клуба и стать одним из игроков ЦСКА, нужно было обладать очень сильным характером, иметь вот эти все качества. Нужно было уметь искать «запредел».

 То есть, Тихонов в первую очередь научил вас искать «запредел»?

– Он давал эту возможность.

 Кто ещё из ваших тренеров сыграл наибольшую роль в вашей хоккейной карьере?

– Один из первых моих тренеров – Пётр Васильевич Дубровин. Благодаря ему меня пригласили в челябинский «Металлург». Он посмотрел на меня и дал возможность поиграть. Потом в «Тракторе» в моей жизни появился глубоко уважаемый мною Геннадий Фёдорович Цыгуров. Ещё очень многое мне дал Владимир Юрзинов-старший, который очень грамотный и требовательный специалист, а также приятный в общении человек.

«ДЛЯ ЗАХАРКИНА РАБОТА В «ЮГРЕ» НЕ ШАГ НАЗАД»

 

– В минувшей сезоне не чужой для вас «Салават Юлаев» провёл свой худший сезон. Как думаете, почему?

– Знаю, что у них было очень много травм в течение всего сезона, и это, на мой взгляд, дестабилизировало команду. Многие специалисты говорили, что «Салават» должен добиться определённых результатов, но при этом закрывали глаза на то, что многие хоккеисты, особенно лидеры, находились в лазарете. Тем самым, конечно, можно создавать искусственный ажиотаж и давление, но это не всегда хорошо влияет на атмосферу в команде. Думаю, что отсутствие на длительном сроке многих лидеров клуба, невозможность кем-то их адекватно заменить – одна из причин такого неудачного выступления уфимского клуба. Наверное, были и другие проблемы, о которых мы не знаем.

– Некоторые специалисты назвали виновным в таком выступлении Захаркина, который, по их мнению, показал себя чисто вторым тренером. Согласны с ними?

– Не думаю, что в этом причина такого выступления. Захаркин способен быть хорошим первым тренером.

– Допускаете вероятность, что Захаркин теперь когда-нибудь станет помощником главного тренера?

– Мне сложно сказать. Скорее всего, этот вопрос нужно задавать непосредственно Игорю, а не мне. В любом случае, многое зависит от амбиций каждого человека. Хотя в нашем тандеме, например, не было никакого разделения: ты первый, а я второй.

– А если говорить о вас, то в случае, например, интересного предложения от клуба КХЛ вы можете пойти работать туда помощником или планку точно понижать не будете?

– А почему нет? Смотря куда. Всегда интересно работать в команде, коллективе, и совершенно неважно, кто ты – главный тренер или нет. Хоккей – это коллективный вид спорта, где многое зависит от синергии.

– В продолжении разговора о Захаркине. Он стал главным тренером «Югры». Его контракт с ханты-мансийским клубом – шаг назад?

– Нет. Это продолжение его творческого пути и возможность реализовать собственные идеи, философию.

– Многие специалисты сейчас говорят, что «Югра» с Захаркиным будет биться за плей-офф КХЛ. Способен ли он за один сезон поднять команду из подвала на вершину?

– Всё возможно. Слово синергия подходит очень хорошо как раз к командным видам спорта, потому что объединение одной идеей всех сотрудников клуба, всех людей, причастных к клубу, в том числе и зрителей, может дать мощный толчок к развитию клуба. При том условии, если все будут тянуть одеяло в одну сторону.

Я не удивлюсь, если с Игорем «Югра» выйдет в плей-офф в этом сезоне. Любая команда КХЛ ставит в качестве первостепенной задачи попасть в «лигу сильнейших». То же самое касается «Югры». Думаю, что эта минимальная задача, которая должна стоять перед клубом. У Игоря есть богатый опыт, знания и амбиции, а чтобы их реализовать, нужно будет учесть много факторов. Надеюсь, комплектование «Югры» будет уравновешенным. Важно, чтобы в команде были и ветераны, и молодые, нужна прослойка.

– Что скажете по поводу его ухода из «Салавата»?

– Не скажу вам новость, но в дальнейшем выяснилось, что у Захаркина и Вайсфельда принципиально разные подходы в работе, что в итоге привело к конфликтной ситуации, которая могла усугубить то, что происходило в клубе. А если ты продолжаешь работать в конфликтной ситуации, то заведомо себя ставишь в позицию, что ты опять можешь проиграть. Поэтому Игорь сам ушёл из «Салавата», важно отметить, что его не выгоняли. Он не хотел работать вне комфортной ситуации. Это говорит о его джентльменском подходе, порядочности и интеллигентности. Эти качества не позволили ему завести «Салават» ещё в более глубокий кризис и тупик.

– В продолжении темы «Салавата». По мнению Владимира Плющева, «финский эксперимент» долго в Уфе не затянется. Согласны с ним?

– У всех мнение может быть разное. Но я не сторонник гадать на кофейной гуще, поэтому не стал бы говорить так категорично. Я придерживаюсь фразы Конфуция: «Категоричность суждения характеризует ограниченного человека». Считаю, что если руководство той или иной команды решило ангажировать тренера или игрока в клуб, значит, там взвешенно подошли к такому решению. Будем надеяться, что у них что-то получится. Ведь этот штаб очень опытный.

– С Вестерлундом приезжает пять тренеров-финнов. Это нормально?

– В паспорт смотреть не нужно. Но важно, чтобы любой приезд иностранного специалиста был правильно использован. То есть, например, надо обучать российских специалистов на их примере. Мне кажется, что кто-то из россиян должен входить в штаб «Салавата», чтобы перенимать у иностранцев новые методики. В «Салавате» и остались наши тренеры.

При этом если вы берёте специалиста из-за рубежа, то он должен быть или лучше собственных тренеров, или человеком, который может привнести что-то новое. Тогда мы сможем учиться у них и перенимать их опыт.

«В «АК БАРСЕ» ВСЁ ВЗВЕШЕНО»

 

– От «Салавата» к «Ак Барсу». На ваш взгляд, Зинэтула Билялетдинов еще не исчерпал себя в казанском клубе? 

– Билялетдинов это уже бренд. Не думаю, что это так. Билялетдинов в первую очередь сам решает, когда ему нужно будет взять паузу или уйти с тренерской работы. И я уверен, что он специалист высокого уровня, который всегда ищет перфекционизм. Если у него даже что-то не получается, он всегда старается изменить ситуацию. При Билялетдинове в «Ак Барсе» есть стабильность. Считаю, что её можно назвать успехом казанского клуба. «Ак Барс» не шатается из стороны в сторону, у них есть продуманный план, анализ, и всё взвешенно. И все эти пересуды не более чем выдуманные истории псевдоспециалистов, псевдознатоков, которые, может, даже никогда и не тренировали.

– Несмотря на выход в финал конференции, многие считают минувший сезон для «Ак Барса» неудачным. 

– То, что от команды ждут победы в Кубке Гагарина, не беспочвенно. Но я не стал бы настолько категорично ставить оценку выступлению «Ак Барса» в прошедшем сезоне. Считаю, что для казанского клуба это точка отсчёта для следующей ступеньки наверх. «Ак Барс» один из немногих клубов КХЛ, который начал проводить перестройку внутри коллектива, омолаживать команду и создавать костяк. Команда, таким образом, набивает шишки и набирается опыта. Думаю, что в будущем это непременно приведёт к успеху. Это планомерная работа, которая вызывает уважение. Видно, что в «Ак Барсе» был приведён серьёзный анализ ситуации с прицелом на будущее.

«У МЕНЯ НЕТ ПРИОРИТЕТА, В КАКОЙ КЛУБ КХЛ ВОЗВРАЩАТЬСЯ»

– По поводу вашего будущего. Вы сказали в мае: «Я точно не буду работать в КХЛ в этом сезоне». Насколько вероятно, что вы вернётесь в нашу лигу через год? Тянет ли вас к тренерской работе?

– Я сейчас просто стараюсь прочувствовать и понять, как работают за кулисами, особенно в Швейцарии. Здесь зарабатывать деньги и сделать так, чтобы клуб был на плаву – непростое дело. В этой стране нет меценатов и госсструктур, которые бы вкладывали деньги. В Швейцарии в этом плане всё по-другому. В этой стране нужно уметь зарабатывать деньги и распоряжаться, управлять ими. Поэтому я сейчас нахожусь в попечительском совете «Фрибура». Но я не оторван от хоккея, иногда и с детьми работаю, первой команде помогаю, если нужно. По поводу того, что сказал в мае: в этом сезоне я действительно не смогу работать в КХЛ по личным причинам. Но мне сейчас интересно посмотреть, как проходит именно закулисная работа, чтобы вникнуть во все аспекты хоккейного хозяйства.

 Вы как тренер возглавляли ЦСКА, «Салават Юлаев» и СКА. У вас вообще есть приоритет, куда возвращаться в КХЛ?

– Приоритета нет. Так неправильно говорить, это неуважение к другим клубам. Когда в Уфе не продлили со мной и Игорем контракты, у нас с ним появилось свободное время, и мы стали работать со сборной Польши. Кто-то сказал: опустились. Потом я какое-то время даже работал в Швейцарии с детьми. Наша профессия состоит в том, чтобы пропагандировать спорт, отдавать то, что мы накопили, и делить с другими нашу страсть. Везде можно найти самоудовлетворение и поделить ту страсть, которую ты впитал.

 

 Хотелось бы с вами поговорить о ЦСКА. Уволили с поста главного тренера ЦСКА Дмитрия Квартальнова…

– Дима – мой друг. Над любым тренером всегда висит дамоклов меч. Профессия подразумевает, что в любой момент с вами могут расторгнуть контракт или не продлевать его, как это было со мной. Но это даёт возможность что-то переосмыслить и двигаться дальше.

 На пост главного тренера ЦСКА в итоге поставили идеолога Квартальнова – Игоря Никитина.

– Уверены в том, что Никитин идеолог Квартальнова?

 По крайней мере, кажется, так.

– До Никитина Квартальнов работал с тем же Петерисом Скудрой, поэтому я воздержусь от того, чтобы сказать, что Никитин – идеолог Квартальнова. Можно просто пожелать Никитину удачи как тренеру ЦСКА. Но скажу следующее: Дима в последнее время в армейском клубе поднял планку очень высоко. Результат говорит сам за себя. Да, он не взял Кубок Гагарина, но всё равно добился очень хорошего результата. У Квартальнова ещё всё впереди.

«НЕТ ОПАСЕНИЙ, ЧТО «КУЗНЯ» МОЖЕТ ПОТЕРЯТЬ ШКОЛУ»

 Хотелось бы поговорить о недавних решениях КХЛ. Введение жёсткого потолка зарплат – эффективная мера? И к чему это приведёт?

– При условии, что будет жёсткий потолок зарплат, и все будут его соблюдать, это будет эффективная мера. Лига управляется не только президентом, там ещё есть руководители клубов. В конечном счете, именно они принимают решения совместно с генеральными менеджерами. Все решения и изменения должны приниматься коллегиально, и правила должны быть известны на старте. В любом случае, какие бы условия клубы не выбрали, они должны их выполнять, не пытаясь найти какие-то лазейки. Потолок есть потолок, нужно ему следовать.

– «Кузню» исключили из КХЛ. Насколько эта новость стала для вас неожиданной?

– Мне, конечно, было очень жаль и обидно. Наверное, были какие-то аргументы.

– Дмитрий Чернышенко ещё на заседании правления КХЛ сказал, что у нас есть клубы, на которые в среднем суммарно ходят и смотрят матчи всего 25 тысяч человек. Это один из аргументов. Плюс было сказано, что теперь эффективность работы клубов будет определяться по восьми критериям, ни одному из которых, по его Чернышенко, «Кузня» не соответствует...

– Наверное, у них есть на это какие-то цифры. Но, с другой стороны, нужно было предупреждать ту же «Кузню», что в связи с какими-то пунктами вы можете лишиться права выступать в КХЛ. Конечно, если новокузнецкая команда постоянно теряет игроков по тем или иным причинам, она не может бороться за главные призы. Тем самым, и посещаемость падает. Всё идёт здесь как снежный ком. Поэтому должен быть как нижний, так и высший потолок, который бы команды или регионы, города готовы были выполнить. Если это не выполняется, то дальше понятно, какой путь. Мы же не можем перестраивать правила во время езды.

 На ваш взгляд, нужно ли было всё-таки дать второй шанс «Кузне»?

– Если эти восемь критериев возникли вот только сейчас, то, конечно, «Кузню» нужно было предупредить о том, что если вы их не выполняете в следующем сезоне, то покинете лигу. А, с другой стороны, мы таким решением подвергаем опасности тех же игроков, которые не смогут получать заработную плату, будут в этом отношении терять семейный комфорт или ещё что-то. А финансовые гарантии, то они вообще должны быть с самого начала.

 В отношении исключения «Кузни» пугает следующее: клуб имеет шансы потерять свою собственную школу из-за этого решения. У вас таких опасений нет?

– У меня нет таких опасений, потому что в этой школе работают специалисты. Я к ней с уважением отношусь. Эта школа даёт много хороших хоккеистов, значит, она работает. Не думаю, что она может распасться. Но мы должны им помочь. Не просто исключили и убегаем. Как я понимаю, если будет новый дворец и бюджет с гарантиями, то «Кузня» может вернуться в КХЛ. Получается, что путь назад новокузнецкому клубу не обрезан. Может быть, сейчас мяч как раз на стороне руководителей, спонсоров «Кузни». Многое будет зависеть от них. Теперь важно не растерять игроков. Конечно, в этом отношении их лига должна защитить, чтобы не было такого, что их раздербанили и всё, а дать наоборот все возможности для того, чтобы через год-два они снова вернулись в КХЛ.

 

 Под вашим руководством в «Салавате» поиграл нынешний генеральный директор «Кузни» Сергей Зиновьев. Вы с ним созванивались, когда это всё приключилось?

– Я был в курсе всей ситуации, у нас с ним есть общие знакомые. На самом деле Сергей в новокузнецком клубе настоящие авгиевы конюшни разгребал. Он очень серьёзно работал, но не так-то просто было изменить то, что там происходило.

 Мэр Новокузнецка Сергей Кузнецов после этого решения, видимо, сгоряча сказал, что ему такой директор как Зиновьев не нужен. На ваш взгляд, его вины как раз в исключении «Кузни» нет?

– Конечно. Как же человек, который прошёл их школу, является их воспитанником, завоевал себе мировое имя в хоккее, стал чемпионом мира и классным игроком… Он действительно легендарный хоккеист. Разве он приехал в Новокузнецк для того, чтобы всё развалить? Это вообще нелогично. Тем более, что сейчас редко встретишь таких игроков с верностью клубу. А Зиновьев был игроком, который был верен своему имени и клубу. Он, как и Лёша Морозов, долгое время играл за одну команду. И тут он вернулся в свой родной клуб, чтобы продолжить заниматься развитием и популяризацией хоккея. То же самое сделал Морозов, вернувшись в родные «Крылья Советов» для возрождения клуба. Это можно только приветствовать. На этом история пишется, обучение ставится.

– То есть, вы уверены, что он сможет наладить дела в «Металлурге» и в будущем его вернуть в КХЛ?

– Да. Он прошёл серьёзную школу и знает путь к успеху, через что и как нужно проходить. Видимо, иногда это кому-то не нравится. Хоккей это такой вид спорта, где никто увиливать не может. Здесь нужно всё говорить в лоб.

«ПОДДЕРЖИВАЮ СОЗДАНИЕ АКАДЕМИИ В КАЗАНИ»

 Недавно завершилось ещё одно резонансное дело – «Дело Семёнова». Как вы отреагировали на решение КХЛ по этому делу?

– На мой взгляд, они просто отдали на откуп решение игроку, чтобы он сам определил, где ему продолжить карьеру. Может быть, это и правильно.

– А не проще ли вообще разрешить скрытую аренду?

– Для меня это тоже нонсенс. У меня есть своё видение, как это вообще нужно делать. Но в данном случае я пока воздержусь от комментариев. Человек однозначно должен расти в комфортной, но конкурентной среде. Везде должна быть конкуренция. Конкуренция даёт прогресс. Нам нужно создать такую систему, чтобы конкуренция была во всех эшелонах хоккейного хозяйства, начиная с игроков даже в детском возрасте. Каждый хоккеист должен зарабатывать своё место. А клуб в конечном итоге должен уметь зарабатывать и место в турнирной таблице, и средства за счёт зрителя. Но у нас пока не все клубы так умеют делать. Зрители будут ходить на хоккей только при хорошей инфраструктуре и классной игре. То есть, здесь ложится ответственность и на игроков, которые должны показывать хорошую игру, в том числе, для того, чтобы привлекать зрителей. Тем самым, пополняя бюджет своего клуба. Это всё взаимосвязано. Мы должны создать условия, когда человек будет зарабатывать, а не получать. Вижу, что в последнее время в Казани пытаются заняться новыми методиками. Может быть, это станет первым двигателем к прогрессу.

 То есть, вы слышали о создании хоккейной академии в Казани, где хотят активно взяться за воспитание детей, разработать новую методику?

– Да. Я в курсе этого проекта, встречался с этими людьми. Знаю, что и мой коллега Игорь Захаркин принимает участие в этом проекте как эксперт. У этих людей есть амбиции, большое желание и возможности. Я всячески поддерживаю этот проект. При большом желании и возможностях, безусловно, это всё приведёт к хорошим результатам.

Участие каким-либо образом в этом проекте это возможность реализовать наши задумки и желание с Игорем, которые у нас были ещё во время работы в сборной России. Мы многое тогда предлагали с ним в ФХР для реализации наших идей, и вот наконец-то их стали реализовывать. Тогда Игорь был заведующим кафедры РГУФКа, и мы договорились с ректором университета о создании научно-методического кабинета для того, чтобы в конечном итоге осуществить много идей для улучшения работы в детско-юношеском хоккее. Это было отражено во всех записях и отчётах, когда мы работали в ФХР. Но мы не были услышаны, нас не хотели слышать. Мы занимались этим с 2008 года и вплоть до окончания работы со сборной.

 

 Нет ли у вас ощущения, что у нас сейчас работают по методичкам СССР? Это наша проблема?

– Нужно оставлять всё лучшее из того, что было в Советском Союзе. Нельзя всё так перечёркивать. Если вспомнить, то у нас многое перенимали канадцы. У того же Виктора Тихонова, Анатолия Тарасова. То же самое касается американцев. У нас же богатый советский опыт, ещё есть корифеи и сторожилы того хоккея. Поэтому надо за счёт прошлого опыта вкупе с инновациями создавать что-то своё.

 А вы используете в своей работе методики СССР?

– Безусловно, тот опыт, который у меня был, даёт мне право пользоваться теми методиками, технологиями. При этом тот опыт даёт мне также возможность и право пересмотреть ту же самую подготовку и те моменты, которые до этого я не воспринимал как правильные. В данном случае нужно правильно переосмысливать и анализировать, что было хорошо и наоборот плохо, дабы брать суть, и на неё уже нанизывать всё лучшее из современного мира. Для этого надо смотреть и обучаться.

 Владимир Малахов недавно сказал, что «главная проблема КХЛ – большие зарплаты». Согласны ли вы с ним? В чём вы видите главную проблему КХЛ и всего российского хоккея?

– В каких-то клубах большие зарплаты, а где-то не платят игрокам. Может быть, главная проблема состоит в неправильном распределении средств. Ведь в конкуренции ты зарабатываешь, а без неё получаешь. Кроме того, на выходе получается совсем другое рвение у игроков. Вот мы говорили об академии, а в неё нужно вкладывать. А если не вкладывают, возникает другое направление: подачки или подкатки, спонсорские хитрые моменты. А мы вот «Кузню» взяли и убрали, а она даёт молодёжи шанс. При этом говорят, что у нас есть нехватка игроков в КХЛ.

«В НХЛ НАПЛЕВАЛИ НА ВСЕХ»

– Многие американские и российские эксперты считают, что Евгений Малкин должен был стать самым ценным игроком плей-офф минувшего Кубка Стэнли. Согласны ли вы с ними?

– Я не смотрел и не смотрю матчи НХЛ, поэтому мне сложно сказать. Если специалисты так считают, то это их право. Тем более что Евгений действительно игрок высокого уровня.

 Несмотря на то, что вы не смотрите НХЛ, вас не удивило, что зимой его не было в списке 100 лучших игроков НХЛ современности?

– Малкин достоин быть в этом списке, но, наверное, по каким-то параметрам выбрали других. А так мне сложно говорить по поводу НХЛ, но у них там было достаточно мастеров, которые достойны быть там. Может, правда, стоит делать не сто человек, а больше, чтобы не было таких спорных вопросов.

 

 Владислав Третьяк посоветовал клубам КХЛ вернуть Малкина.

– Я не сторонник комментировать слова президента федерации. Как я понимаю, здесь всё решает профсоюз и НХЛ. Но считаю, что в НХЛ наплевательски, без уважения относятся к мировому хоккейному сообществу, поэтому я вообще не сторонник чего-то говорить об этой лиге.

 Вы имеете в виду отказ отпускать игроков на Олимпиаду-2018?

– Конечно. Я считаю, что это неуважение как к самим игрокам, так и ко всему хоккейному мировому сообществу. Эта лига проигнорировала всех. Своим отношением они просто всех послали подальше: идите вы все со своими Олимпиадами, мы тут делаем свою «игрушку» и зарабатываем на этом деньги. И всё, мы живём спокойно, весело и удобно. У нас, мол, все лучшие игроки, а то, что этих сильнейших хоккеистов по всему миру воспитывают другие страны, вкладывают в них деньги, любовь и заботу, им это по барабану. Возврата никакого от них нет.

«У НАС НЕТ ГЛАВНОГО ИСТОЧНИКА КОНКУРЕНЦИИ – ФАРМ-КЛУБОВ»

 А у вас такое же отношения было к НХЛ до этого решения лиги?

– Да. НХЛ это бизнес-корпорация, это их законы – выбивать какие-то для себя льготы по сравнению с другими лигами. Они миллиарды зарабатывают, но дать всему хоккейному сообществу полюбоваться лучшими хоккеистами вживую две недели, им это, как вы видите, поперёк горла.

– Там аргументируют принятие такого решения тем, что хозяева клубов потеряют деньги.

– Вот видите, всё там через деньги. А кто эти деньги принёс? Это те же игроки, которые из Европы приезжают. Они создали их хоккей. Бесспорно, в НХЛ хоккей очень высокого уровня. Когда лучшие с лучшими играют, эволюция идёт. Но они не хотят этого видеть на Олимпиаде. Вот и весь бизнес.

 В последнее время всё больше россиян уезжают играть в Северную Америку. Отъезд наших игроков в НХЛ – это скорее позитивная тенденция для развития российского хоккея?

– Я бы не ставил так вопрос. Ведь, с одной стороны, она, может быть, позитивной для самого игрока, а негативной для наших болельщиков, которые хотели бы того или иного хоккеиста видеть в России. А говорить о положительной тенденции как-то язык не поворачивается. Мы хотели бы видеть Шипачёва, Овечкина, Малкина, Проворова и многих других хоккеистов в КХЛ, играющих и передающих опыт и мастерство другим молодым игрокам. Россия всегда будет богата талантливыми игроками, которые будут везде иметь спрос. Пока есть то, к чему ты можешь стремиться, люди будут пробовать реализовывать свой потенциал.

 Получается, что НХЛ – индивидуальное развитие каждого игрока, возможность удовлетворить собственные амбиции. Но для целостного развития нашего хоккея лучше сохранять игроков здесь?

– Для целостного развития нам надо переходить от слов к делу. У нас очень много слов, а дела мало. В первую очередь нам надо навести порядок в детско-юношеском спорте. Мы прикрываемся какими-то результатами юношеской сборной, молодёжной. А надо повышать общее качество, вкладывать средства, инновации, новые технологии и методики в развитие. Вы там назвали несколько фамилий, но ведь не все уезжают в НХЛ. Начиная с молодёжного возраста там ребята уже играют в юниорских лигах, а их много. Значит, на этом этапе есть и спрос в развитии, которое в России мы недостаточно даём. Иначе, почему некоторые игроки уезжают в Северную Америку? Мы должны привносить в российский хоккей всё больше и больше новизны и опять же создавать везде конкуренцию. В КХЛ полноценной конкуренции нет. Почему? Мы недостаточно отладили всю структуру, вертикаль. Самый главный источник конкуренции мы не создали. Это фарм-клубы.

– У нас же есть фарм-клубы. Тот же «Химик» у «Спартака».

– Они должны быть более легализованными. У нас нет чемпионата фарм-клубов, а это проблема. Что касается фарм-клуба «Спартака», то это партнёрство. Аренда будет вообще не нужна, если у каждого будет фарм-клуб. От чего возникают эти аренды? От того, что у команды нет серьёзного фарм-клуба. Все эти партнёры это хорошо, но они все решают какие-то свои промежуточные задачи. А свой фарм-клуб это тот резерв, который подчиняется непосредственно этому клубу и выполняет задачу на первую команду. А это самый важный аспект. Из-за отсутствия фарм-клубов у нас и нет конкуренции. КХЛ будет стареть, если мы не создадим эту последнюю структуру. Не знаю, по каким причинам, те люди, которые создавали эту лигу, не сделали это. А ведь брали пример с НХЛ…

Тренеры сталкиваются с проблемой, когда нет игроков. А те хоккеисты, которые есть, их невозможно отправить в другую команду, потому что по такой контрактной системе ты это делать не имеешь право. Нужно делать двусторонние контракты, с их помощью так можно будет сделать. Таким образом, мы создадим конкуренцию в нашем хоккее и сможем дать дорогу молодым.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online» 
Вячеслав БЫКОВ 
Дата рождения: 24 июля 1960 года 
Место рождения: Челябинск  
Карьера игрока: «Металлург» / «Трактор» (Челябинск) – 1979 - 1982; ЦСКА (Москва) – 1983 - 1990; «Фрибур» (Швейцария) – 1990 - 1998; «Лозанна» (Швейцария) – 1998 - 2000. 
Карьера тренера: ЦСКА (Москва) – 2004 - 2009; сборная России – 2006 - 2011; «Салават Юлаев» (Уфа) – 2009 - 2011; СКА (Санкт-Петербург) – 2014/2015. Достижения в качестве игрока: олимпийский чемпион (1988, 1992), чемпион мира (1983, 1986, 1989, 1990, 1993), чемпион Европы (1983, 1985, 1986, 1987, 1989), финалист Кубка Канады (1987), семикратный чемпион СССР (1983-1989), обладатель Кубка европейских чемпионов (1982-1990). 
Достижения в качестве тренера: чемпиона мира (2008, 2009), двукратный обладатель Кубка Гагарина (2011, 2015).

Алексей Дубровин

 

Источник:
Просмотров: 155

Комментарии новости: