САЙТ БОЛЕЛЬЩИКОВ
Игорь Григоренко
Виджет сайта
HCGREEN.RU

новости, слухи,фото, видео хоккейного клуба
Прошедший матч, 2 марта 2017:
Ак БарсСалават Юлаев
Ак Барс Салават Юлаев
Счёт в матче:
2:1 ОТ
Теги сайта:

Пресс-конференция Игоря Захаркина

04 апреля 2016 983

- Я хочу вас поблагодарить за достаточно плодотворный сезон, потому что вы были его соавторами. Все люди, которые интересуются хоккеем, так или иначе, посвящают свою жизнь этому виду спорта, наши союзники, боевые соратники. Вы нас всё время будоражили, задавали вопросы, удобные или неудобные. Вы являетесь нашими хорошими товарищами. Это не значит, что вы должны задавать менее острые вопросы, но в данном случае у нас получился достаточно неплохой результат, с ним я вас хочу поздравить, очень важно, чтобы этот результат был не разовой акцией, а постоянной. 

Я считаю, что клуб «Салават Юлаев» достоин того, чтобы входить в элиту российского хоккея. Играть в плей-офф, бороться за призовые места клуб просто обязан. Я знаю, что у нас хорошие политическая и экономическая составляющие, у нас есть профессионалы, которые знают, как готовить команду. Всё вместе даёт нам хорошие возможности для развития клуба в будущем. Один раз легко добиться результата, а чтобы планомерно и долго играть на высшем уровне, это сложно. Кстати, таких клубов совсем немного в России. Мы видим, что даже армейцы Петербурга, сыгравшие блестяще в прошлом году и выиграв Кубок Гагарина, в этом году не смогли попасть в тройку призёров.

У нас сейчас есть команда ЦСКА, которая из года в год демонстрирует блестящие результаты, у нас есть сильный клуб «Локомотив», который великолепно провёл регулярный чемпионат, но в матчах плей-офф не сумел добиться того, о чём мечтал. В современном российском хоккее очень сложно постоянно быть среди лучших команд, всегда быть в топе. Я думаю, что основная задача нашего клуба, создать такую команду, которая могла бы играть из года в год и приносить радость нашим болельщикам, давать пищу для размышления журналистам. Думаю, мы сделаем всё возможное, чтобы хоккеисты и тренеры, приходящие сюда работать, считали честью защищать цвета «Салавата Юлаева».

Ещё раз хочу вас поздравить с бронзовыми медалями. Конечно, это не те медали, которые хотелось бы иметь, но для начала это неплохой старт.

- Останетесь ли вы главным тренером на следующий сезон?

- С моей стороны никаких возражений не будет. Сейчас мы кое-какие детали дообсуждаем по моему контракту и, скорее всего, я буду возглавлять клуб на следующий сезон.

- Во время плей-офф нельзя было раскрывать состояние того или иного игрока, сейчас можно рассказать про это?

- Одна из причин, по которой мы не смогли пройти дальше или показать результат лучший, чем мы показали, это и ограниченность скамейки, и огромное количество травм, которое было у наших хоккеистов. У нас 12 хоккеистов играли с очень серьёзными травмами. Вы знаете про Григоренко и Энгквиста. У Энгквиста и Прохоркина в той или иной степени сотрясение мозга. Очень серьёзные травмы у Лисина, у Лазарева. У меня нет с собой сейчас всего списка, но 12 хоккеистов выходили на лёд с несовместимыми для трудовой деятельности нормальных людей травмами и бились за команду. Они понимали, что менять их не на кого и шли на всё. Я очень благодарен нашим парням за мужество, преданность, любовь к клубу, команде и своим партнёрам. Любой из них имел право не продолжать играть, потому что травмы были настолько сложные, что требовалась серьёзная медицинская помощь, чтобы они могли выходить на лёд. Они это делали, они сражались и ни к кому из них у меня нет ни одной даже маленькой претензии.

X23A4028.jpg

- Удалось ли сделать акцент на молодёжь? В плей-офф молодые не очень много играли…

- Нужно правильно понимать, что такое молодёжь, когда и где они должны играть. Ни один клуб в мире не играет своими воспитанниками. Есть очень хорошая школа, например, в ЦСКА, где есть возможность ротации, где есть конкуренция с игроками третьего-четвёртого звена. Но такая школа одна. Мы видим, что те игроки, которые воспроизводятся в системе «Салавата Юлаева» недостаточно квалифицированы, чтобы конкурировать с игроками основного состава. Да, есть регламент КХЛ, который предполагает участие двух так называемых «лимитчиков», которым даётся бесплатный шанс играть за основную команду. Мы им пользовались, у нас играли Цулыгин, Сетдиков, Хрипунов. У нас были хоккеисты, которые в течение всего сезона работали с основной командой и получили определённую практику. Я думаю, что это оптимальный уровень взаимоотношений с молодёжной командой. 

Молодые хоккеисты должны биться за место, а не получать его бесплатно. Они должны доказать своим отношением, работоспособностью, энергетикой, что они способны и хотят играть за первую команду. Это мечта любого мальчика, который начинает заниматься хоккеем, зайти в раздевалку «Салавата Юлаева» и надеть на себя игровой свитер. 

Система воспроизводства хоккеистов является серьёзной проблемой, потому что пока я не вижу достаточного количества молодых хоккеистов. Тем более я не вижу конкуренции среди них, чтобы я мог брать их в основной состав. Одним из направлений в будущем сезоне должна стать переоценка ценностей или постановка других задач перед школой и второй командой, чтобы готовить хоккеистов, сражающихся за место в «Салавате Юлаеве». А в этом сезоне мы использовали тот ресурс, который есть, я считаю, мы сделали это достаточно квалифицированно и в достаточном объёме.

- Как вы отметили бронзовые медали с командой?

- Мы никак не отмечали, потому что у всех наших ребят, кстати, я очень рад этому, было чувство легкой неудовлетворенности, потому что парни действительно хотели, считали, что могут обыграть «Металлург». Мы прилагали все усилия для того, чтобы склонить чашу весов в нашу сторону, но по разным причинам не смогли этого сделать. Поэтому никакой особой радости ни у кого не оставили бронзовые медали. Может быть, это и хорошо, потому что это хорошая ступенька для развития коллектива, команды, для наших будущих достижений.

- У многих игроков, в том числе у всех вратарей, заканчиваются контракты, будет ли собираться новая команда?

- Как только я определюсь со своим контрактом и проведу пресс-конференцию в качестве главного тренера, тогда я вам назову конкретные фамилии, но если вы хотите знать моё мнение, то я вам скажу, что ведётся очень серьёзная селекционная работа. У нас есть группа профессиональных людей, которая сейчас занимается анализом и поиском игроков, которые усилят нашу команду. Костяк игроков у команды есть, на определённые позиции мы ищем игроков, которые реально усилят. Ведётся точечная селекция. 

- В этом сезоне защитники часто заигрывались и теряли шайбу в своей зоне, какие были задачи перед ними по началу атаки?

- После того, как я возглавил команду, я изменил систему обороны и хотел, чтобы наши защитники были более активными и быстрее разгоняли атаку. От защитников требовалось продолжение движения шайбы после подбора, а не остановка за воротами. Мы увеличивали скорость атаки и нападающие не закатывались так глубоко, что позволяло ускорить атаку и не позволить сопернику построить оборонительные редуты. В большей части это получалось, подтверждением этому является то, что мы забрасывали очень много шайб, это не только заслуга нападающих, но и защитников, которые играли правильно. Второй особенностью стало то, что защитники ушли от бортов, они отвечали за осевые центральные линии при обороне собственных ворот. Это позволило снизить количество опасных моментов соперника перед нашими воротами. Ну а ошибки были, потому что ошибки бывают у всех игроков, на которых оказывается давление соперника, но они не были критичными, носили не системный, а индивидуальный характер. В целом, я считаю, наша оборона к матчам плей-офф выглядела достойно. Ребята сыграли достаточно квалифицированно.

- Насколько вы довольны тем, как сезон провёл Никлас Сведберг?

- Я считаю, что Никлас со своей задачей справился, потому что для него это новый опыт – играть в России. До этого он играл в Северной Америке на маленьких площадках, а для вратаря всегда очень сложно найти правильные углы при переходе от маленькой коробки к большой. Потом сама тактика игры несколько иная в Европе и в Северной Америке. Поэтому Никлас начал, может быть, недостаточно уверенно, но начиная где-то с октября он играл всё лучше, стабильнее, у него достаточно высокий коэффициент непробиваемости. Если отойти от цифр, многие критикуют Никласа за отдельные ошибки, но безгрешных вратарей нет. В целом он сыграл очень достойно, во многих ситуациях он спасал команду. 

Я уже говорил про защитников, у них всё же были неточности, когда была необходима коррекция вратаря. К плюсам игры Никласа нужно отнести то, что он нашёл взаимодействие с защитниками, а это не так просто сделать. Игроки должны одинаково понимать оборонительные функции, правильно открываться в тот момент, когда вратарь принимает шайбу. Если вы помните, в начале были моменты, когда защитник бежал в него или наоборот от него, не могли разобраться с шайбой, ей овладевал соперник, создавал нам дополнительные угрозы. В конце концов, у Никласа получилось организовать оборону. Мы наладили хорошие взаимоотношения вратарь – защитники. В целом, я считаю, Никлас показал свой высокий класс и бронзовые медали во многом его заслуга.

X23A4103.jpg

- Вы говорили, что став главным тренером, занялись функциональной подготовкой. Что с ней было в тот момент и как удалось выкрутиться из ситуации?

- Насколько я понимаю, в подготовительном периоде был сделан акцент на развитие качеств, а на самом деле в современном хоккее команды должны быть хорошо функционально подготовлены. Вот этот диссонанс между индивидуальной оценкой своего физического состояния и реальной функциональной подготовкой, которая необходима для эффективной соревновательной деятельности, разнились очень значительно. Поэтому сам принцип подготовки команды был изменён, мы сделали акцент на функциональную подготовку и очень быстро это дало результат, потому что хоккеисты все опытные, они знают, что нужно делать. В течение трёх-четырёх тренировочных дней это можно подправить на какой-то короткий период времени. Мы занимались систематически, у нас были насыщенными межигровые циклы, у нас есть специальные велопрограммы, работа в тренажёрном зале со свободными весами. Всё это позволило команде на достаточно высоком функциональном уровне провести весь сезон, включая игры плей-офф. Мы тренировались постоянно, поэтому выправили тот недостаток, который был в самом начале. 

- Вы видите Кирилла Кабанова в составе в будущем?

- У нас было одно классное звено: Энгквист, Григоренко и Умарк. Мне казалось, что у Коли Прохоркина очень высокий двигательный потенциал, поэтому если туда поставить, например, Майорова и перевести туда ещё какого-то мобильного техничного игрока, то это будет звено, которое очень здорово поможет команде. Я на самом деле не видел вживую, как играет Кирилл Кабанов, но я звонил своим товарищам в «Шеллефтео», где он провёл хороший сезон, имел очень хорошую прессу, о нём очень хорошо отозвались, поэтому мы решили его попробовать. Первый матч они играли с «Барысом». Мне показалось, что там есть движение, хорошая динамика, взаимодействие было немного сыроватым, но я думал, что оно будет улучшаться. Потом, к сожалению, Кирилл получил травму в Новокузнецке и выбыл на большой срок. На эту позицию надо было найти другого нападающего, туда встал Хартикайнен, таким образом появилась эта линия.

 А с Кириллом всё хуже было, потому что после этой травмы у него пошли заболевания, потом когда он пришёл в какие-то кондиции, мы дали ему ещё сыграть, он опять получил травму. Всё это получилось очень скомканным и я так и не узнал потенциал Кирилла. Кажется, что он очень неплохой, когда ты его видишь на тренировочных занятиях, в двусторонних матчах, но в игре это же совсем другое. 

Любой тренер опирается на свою концепцию при подборе игроков. Мне нравятся игроки техничные, быстрые, которые могут угрожать воротам, которые не боятся принимать вызовы защитников, не уходят в углы, бросают много, подбирают шайбу, то есть достаточно агрессивные перед воротами соперника, умеющие отрабатывать назад. Здесь, к сожалению, я так и не смог разобраться, способен ли Кирилл на такие действия или нет. За те матчи, которые он провёл, я ответа не получил.

- Вы согласны со словами Вайсфельда о том, что поражение в серии от «Металлурга» было обусловлено травмами и неоднозначным судейством?

- Травмы на самом деле подвели. Вы знаете, что во втором матче не играли ни Григоренко, ни Энгквист. Что касается судейства, Леонид Владленович профессиональный судья, он лучше на этот вопрос вам ответит. 

Получилось так, как получилось. Иногда отрицательный опыт даёт больше, чем случайный успешный результат. Мы могли бы их обыграть при каких-то условиях. Но это глупо сейчас рассуждать, что могло бы быть. Мы проиграли. Проиграли по делу. Мы проиграли два матча в овертайме. Я считаю, что в первом матче мы были ближе к победе, потому что были хорошие возможности поразить ворота у Хлыстова, у Коли Прохоркина, который вышел один в ноль, просто не поднял шайбу над щитком. Это игра могла закончиться победой. Но получилось так, как получилось, поэтому немножко странно, что мы рассуждаем, что бы было. 

Мы проиграли достойному, сильному сопернику. Сейчас понаблюдаем, как они сыграют в финале с ЦСКА, потому что это очень интересное противоборство, двух, с моей точки зрения, разных игровых концепций. Просто любопытно в профессиональном смысле и как зрителю посмотреть, чем закончится это противоборство.                                

- В плей-офф больше всего доставалось Умарку, не возникало ли желание иметь в команде человека, который бы сам пугал таких обидчиков?

- Любая профессиональная команда серьёзно разбирает соперников и вычленяет самых сильных. Против первой линии велась очень жёсткая, иногда жестокая борьба. Умарку доставалось постоянно. Мне на самом деле хотелось, чтобы у нас были такие ребята, которые могли бы дать сдачи, потому что это были безнаказанные грязные, грубые приёмы. Говоря сейчас об этом, я как будто бы жалуюсь и ищу причины, почему Умарк не сумел забросить шайбы, но на самом деле в хоккее если не удаляются, значит, вроде бы правильно играют, но это недопустимо, конечно, с моей точки зрения, играть в хоккей, когда игрока колют, бьют, бьют в голову. Поэтому мы потеряли Энгквиста, фактически потеряли Прохоркина и Григоренко, которые играли через силу. Конечно, должна быть большая мощь в команде. 

X23A4036.jpg

- Где, на ваш взгляд, должен играть «Торос»: остаться в ВХЛ или в новой премьер-лиге?

-  Я считаю, что у любой команды, играющей в КХЛ, должен быть фарм-клуб. Я считаю, что у игроков основной команды должны быть двусторонние контракты. В этом смысле НХЛ показала правильную дорогу, их взаимоотношения между основной командой и фарм-клубом самая оптимальная форма сотрудничества. Хоккеист, имеющий односторонний контракт, становится неприкасаемым. У меня нет никаких рычагов, чтобы на него воздействовать и показать, что недоволен его игрой. Поэтому должен быть двусторонний контракт. Не играешь так, как нужно, играешь во второй команде. Со всеми соответствующими последствиями. 

В то же время травмированный хоккеист попадает в систему фарм-клуба и имеет возможность восстанавливаться там. Это совершенно иные юридические взаимоотношения между командами. В любой момент я могу поднимать игрока наверх. Если будет у нас выбор, я бы хотел, чтобы наша вторая команда называлась фарм-клубом и играла по таким правилам, которые нужны первой команде. 

ЦСКА играет семью составами. Это 35 хоккеистов, они берут их из второй команды. Я считаю, что это очень правильно. Если есть такая возможность, то вторая команда, команда, играющая в молодёжной лиге, должны работать в таком направлении, чтобы мы могли совершенно безболезненно брать оттуда хоккеистов, чтобы эти хоккеисты составляли конкуренцию нашему четвёртому звену и мы могли бы привлекать любого хоккеиста, знающего нашу тактику, готового функционально и физически к игре со взрослыми. Тогда у нас появляется ротация, новые тактические и стратегические возможности.

- В начале сезона была другая команда, был ли этот спад запланированным и за счёт чего удалось стабилизировать ситуацию и разжечь в парнях желание побеждать?

- Мне теперь все будут вспоминать слова «запланированный спад». В том сезоне команда играла без пауз на Евротур, это был первый и единственный сезон. У нас не было такого опыта. Любой тренер знает, что у нас 24 игры, потом пауза, то есть фактически команду нужно подготовить на 24 игры, а потом  есть возможность доработать. В том чемпионате не было такой возможности. Если вы помните, мы там 11 или 12 матчей шли без поражений и наступало время, когда должна была быть ноябрьская пауза. Все же понимают, что команда не может играть до бесконечности с одними победами. Перед нами стояла задача выиграть Кубок Гагарина, то есть мне нужно было управлять спортивной формой хоккеистов. Тогда я сказал об этом запланированном спаде, потому что команда выигрывала, а я специально перевёл её в зал. Команда стала работать с весами, много было прыжковой работы. Понятно, что в таких условиях коэффициент брака вырастает до 30 процентов. Конечно, ни один тренер не планирует проигрывать. Мне казалось, что за счёт нашего мастерства, мы смогли бы более-менее безболезненно пройти этот период, но мы предполагали, что попадём в эту ямку и она случилась. Очень важно, что не было никакой паники. 

В любом деле, когда ты управляешь коллективом, очень важно самому понимать, куда ты идёшь и игроки должны верить тебе, знать, что ты знаешь, что делаешь с ними. Парни садятся под 120-килограммовый вес, выполняют эту адскую работу, а потом ещё и играют и проигрывают, это совсем не просто. Вот тогда я сказал об этом запланированном спаде.      

А в этом году не было никаких запланированных спадов. Просто одно время мы посвятили функциональной подготовке. А то, что сезон играли с перепадами, для меня было очень важно выигрывать у команд-грандов. Мне абсолютно принципиально было обыграть «Динамо», взять реванш у СКА, обыграть ЦСКА, мне хотелось обыграть Магнитогорск, обыграть «Йокерит», обыграть Казань. Это и есть показатель силы команды. Класс команды это умение забирать очки у тех, кто находится внизу. Я увидел, что у нас есть сила, но у нас нет класса. А отсутствие стабильности не в функциональной подготовке. 

Если вы помните, в сезоне был момент, когда мы играли с одним центральным нападающим. У нас были травмированы Энгквист и Дима Макаров, получил дисквалификацию Прохоркин и остался Соин. Вы не знаете, а я знаю, в каком состоянии был Соин, но он выходил играть. Какая бы команда в лиге играла без трёх основных центральных и при этом ещё сражалась? Да, у нас был провал в январе, мы проиграли много матчей, но набирали при этом очки, то есть проигрывали по буллитам «Сибири», в добавленное время «Амуру». Были объективные факторы, но не хотелось об этом говорить и жаловаться. Мы играли тем, чем есть. Хорошо, что Хлыстов стал центральным, Стёпу Хрипунова подняли на роль центрального, Миша Воробьёв получил шанс сыграть. У нас не было прямых функциональных спадов. Та шероховатость, которая была в сезоне, объяснялась недокомплектацией. Поэтому мы хотели усилиться, когда это было возможно. Но не получилось и мы пошли так, как есть.

А мотивировать команду достаточно просто. Когда она объединена, стремится к одной цели, игроки верят друг в друга, верят в тренера, здесь нет никаких проблем. Просто объяснение, постановка задач, дискуссия, если это нужно, и идём дальше.

- В один момент Чернов пропал, потом вышел в плей-офф и не выглядел потерянным, что с ним было?        

- Там не только Чернов. В таком же положении оказались Дерлюк, Метлюк. Мы очень много разговаривали. В команде есть 20 мест и 20 игроков, выходящих на площадку, с точки зрения тренерского штаба, являющихся лучшими на данный момент времени. По объективным причинам названные хоккеисты не попадали в состав, но они понимали, что всегда должны быть готовы выстрелить и помочь команде. Так и произошло. Нас очень здорово выручил Метлюк, когда получил травму Бодров, он сыграл очень неплохо. Когда нужно было, играл Дерлюк, но он тоже получил травму. Когда надо было, сыграл Чернов. Это команда, всегда кто-то играет больше, кто-то меньше, важно, чтобы все, когда им предоставляется шанс, стремились показать всё мастерство, желание, волю для достижения результата. В этом смысле я очень благодарен не только тем хоккеистам, которые играли, но и тем, кто готовился, был в раздевалке. Они соучастники результата, которого мы достигли. Каждый член команды очень важен. Каждый отдавал для победы столько, сколько он мог.

- Есть новости по состоянию Дениса Бодрова?

- Денису проведена успешно операция, сейчас он проходит курс реабилитации, с ним много занимаются, всё идёт по графику. Возможно, предстоит повторная операция, но всё под контролем врачей. Надеемся, к новому сезону он будет в порядке.

- Общались ли вы с Вячеславом Быковым во время сезона по игре команды и вообще в целом?

- Мы друзья, мы часто общаемся. Он мне пишет смски, я ему пишу смски. Мы всегда в контакте. 

- Какое влияние лично на вас оказывает поддержка болельщиков?

- Колоссальное! У меня осталось очень тёплое чувство об Уфе и Башкортостане ещё с момента работы в 2010-11 годах. Мне казалось, что это идеальные взаимоотношения между публикой и командой. Потом пришлось поработать в одной стране, в другой стране, потом в Петербурге. Потом я вернулся сюда и увидел пустые трибуны. Я читал периодически и в предыдущие годы, что народ уходит с хоккея, хотя я же помню, что в 11-м году билет на хоккей был подарком чуть ли не на свадьбу. Когда я приехал, увидел полупустые трибуны, мне так больно стало. 

Мы стояли с руководством и я сказал, что одна из самых больших задач вернуть народ на трибуны. Хоккей всегда был любимым, приоритетным видом спорта в Башкортостане. Есть большие традиции, культура, было очень больно видеть пустые трибуны. Когда в плей-офф 8 тысяч, одетых в цвета «Салавата Юлаева», неистово болеют за тебя, во-первых, нельзя играть плохо, а во-вторых, в сложные, решающие моменты, мне кажется, что проиграть невозможно. 

Ребята тоже отмечали положительную роль наших болельщиков. Если раньше я говорил, что в профессиональном хоккее не важно, где играть: дома или на выезде, то в начале сезона, я думал, что наше поле мешает нам, мне казалось, что на выезде мы играем более раскрепощенно, чем дома. Но в ходе сезона и в матчах плей-офф, я увидел, что болельщик это шестой игрок на площадке. Значение болельщиков нельзя переоценить, поэтому я ещё раз хочу поблагодарить их за поддержку, любовь к команде, показанную в этом сезоне.

X23A4105.jpg

- Есть ли желание усилить тренерский штаб?

- Нам со Славой Быковым всегда очень сложно было подобрать помощников. Любой человек, входящий в тренерский штаб, должен усиливать его. У нас сейчас один из лучших, может быть, в лиге тренерских штабов. Андрей Зюзин совсем недавно закончил играть, я даже не хочу его рассматривать как тренера, а скорее как старшего товарища для наших защитников. Ребята могут в любой момент к нему обратиться за советом, как решать игровую проблему в той или иной ситуации. Лучшего эксперта, чем Андрей, просто не найти. 

Возьмите Толю Емелина. Блестяще анализирует игру соперника, показывает ребятам их сильные и слабые стороны. В этом направлении лучшего помощника мне просто не найти. Он и Андрей отвечали за линию обороны. Они сделали прекрасную работу.

Одно из направлений работы Коли Борщевского – численное неравенство. Я думаю, то, что мы получили особенно в регулярном чемпионате, показатель его квалификации.

Кирилл Кореньков очень хороший психолог и педагог, он находит контакт с любым вратарём. Мне было забавно наблюдать, какие тёплые взаимоотношения установились между ним и Сведбергом. Я думаю, он достаточно много помог и нашим резервным вратарям. Я считаю, что у нас очень хороший тренерский штаб и усиливать его или видоизменять нецелесообразно сейчас. 

Более того, наш Паша Евдищенко стал в течение года настоящим профессионалом. Я видел свою задачу ещё и в том, чтобы помочь развить ребят. Буду я здесь работать, не буду, но чтобы остались квалифицированные ребята, которые бы понимали, что требуется в условиях современного хоккея для того, чтобы оказывать самую эффективную помощь главному тренеру. Мы воспитали отличного специалиста по видеоаналитике. Я не могу пожаловаться на штаб. Все ребята энергичные, позитивные.

- А Селивёрстов?

- Как я мог забыть про Селивёрстова?! У Лёши потенциал значительно больше того, что он продемонстрировал в этом сезоне. У Лёши сильные персональные качества, он может найти подход к ребятам. Он понимает, что значит соревноваться на высшем уровне. В его виде спорта есть специфика, которая совершенно необходима в хоккее. Я не буду говорить, какая, но у него это есть. Сейчас мы вытащим из него немножко больше и его вклад будет чрезвычайно важным. Лёша тоже украшение тренерского штаба.   

Просмотров: 983

Комментарии новости: