САЙТ БОЛЕЛЬЩИКОВ
Игорь Григоренко
Виджет сайта
HCGREEN.RU

новости, слухи,фото, видео хоккейного клуба
Следующий матч, 18.12.2017:
Ак БарсСалават Юлаев
Ак Барс Салават Юлаев
Дома В гостях
Начало матча 21:00
Прошедший матч, 10.12.2017:
Салават ЮлаевЛокомотив
Салават Юлаев Локомотив
Счёт в матче:
3:2
Теги сайта:

Леонид Вайсфельд: «Все же знают, кто тот анонимный игрок, который дал интервью»

05 декабря 2015 1194

Генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд дал интервью телеканалу «Россия-24. Башкортостан», в котором рассказал о конфликте с Кириллом Кольцовым, о том, доволен ли он игрой некоторых новичков, которых привёл в клуб, а также прокомментировал интервью анонимного игрока спортивной редакции «БИЗНЕС Online».

– Леонид Владленович, что могло оставить Кольцова в команде?

– Понятно, что это защитник первого-второго звена, а скорее даже первой пары. Но нас не устраивал ряд моментов и решение уже было принято. Просто мы хотели минимизировать потери, но у нас не получилось.

– Насколько тяжело далось решение о расторжении контракта?

– Я уже говорил, что наша задача – сделать команду сильнее, всё остальное – лирика. Здесь ничего личного, только бизнес.

– То есть, вы были готовы к тому, что болельщики будут выходить, требовать, угрожать?

– Угрожать (смеется)? Великого Гретцки два раза меняли, так что ничего страшного… Я вообще не понимаю, это ведь стандартная процедура – игрок выставлен на драфт отказов, ничего такого не произошло. Меня знаете что удивляет? Все говорят конфликт, а какой конфликт? Никто ни с кем не конфликтовал. Игрок выставлен на драфт отказов, его никто с драфта не забрал. Дальше возникает несколько вариантов развития событий, мы выбрали расторжение. Всё.

– Просто в ваш адрес были некоторые высказывания…

– Это уровень интеллекта каждого человека – насколько он может позволить себе какие-то высказывания.

– То есть, когда вас назвали гастарбайтером, который пришёл в башкирский хоккей, вам не было обидно?

– (Смеётся) В этом слове, как таковом, ничего обидного нет. Мы все, в принципе, гастарбайтеры. И Кольцов тоже гастарбайтер, он же поработал в Уфе, поработал в Омске, в Питере. Я вот тоже пять клубов сменил. Мы все гастарбайтеры.

– После интервью Кольцова на официальном сайте «Салавата Юлаева» появилось сообщение о том, что будет подано заявление в лигу, чтобы КХЛ дала оценку высказываниям Кольцова. На какой стадии этот процесс?

– Этим юристы занимаются, это не совсем моя сфера, я больше хоккеем. Если честно, мне эта тема не очень интересна. Просто вы спрашиваете, я отвечаю. Я вообще крайне удивлён такой шумихе. Десятки людей выставляются на драфт отказов. Это простая история – когда не устраивает соотношение цена-качество, менеджер должен что-то предпринимать. Одно дело, когда у тебя не попадает в состав игрок с двусторонним или низким контрактом, а другое, когда на лавке сидит самый высокооплачиваемый игрок. Мы себе не можем этого позволить.

– Есть в команде игроки, которых может настигнуть судьба Кольцова?

– Все. Если игрок перестаёт соответствовать требованиям, снижает к себе требования. Это любой игрок лиги, включая Радулова.

– Так кому стоит бояться?

– К счастью, у нас таких игроков немного, те люди, которые ответственно относятся к словам тренера и своей работе, им бояться не стоит.

– Возвращаясь к теме расторжения контракта. Кирилл Кольцов был выставлен на драфт отказов, после чего с ним был расторгнут контракт по инициативе клуба. Такой порядок наверняка позволил уменьшить расходы клуба или можно было сразу расторгать?

– Была призрачная надежда, что его кто-то с драфта отказов заберёт. Если бы мы расторгли контракт сразу, то мне бы задали вопрос: «Вайсфельд, а почему ты не использовал эту процедуру? А если бы его кто-то забрал?» Понятно, что эта процедура не добавляет популярности игроку, но у меня не было другого выбора. Я пытался предварительно поменять его, сделать какой-то трейд, но у меня ничего не получилось. Тут step-by-step. Игрок оказался не нужен, надо из этого извлечь какую-то выгоду, значит поменять. Поменять не удалось, значит отдать просто так – никто не берёт. Осталось расторжение.

– То есть, сэкономить не получилось?

– Не получилось.

– Очень жаль.

– Мне тоже. Хотя как сказать. Это всё относительно. Что значит не получилось? Мы сэкономили те деньги, которые должны были выплатить ему потом. На них мы можем взять игроков.

– И место под потолком зарплат освободили?

– Конечно. Это как стакан, который наполовину полон, а наполовину пуст.

– Наверняка сейчас ведётся какой-то поиск игрока под освободившееся место под потолком зарплат?

– Во-первых, у нас там ещё было место. Во-вторых, такой поиск ведётся всегда, непрерывно и безотносительно того, расторгли с кем-то контракт или нет. Руководство клуба всегда ищет варианты усиления команды, даже когда всё хорошо.

– В своих интервью вы называли удачными приобретения Майорова, Логинова и Кабанова. Оправдывают ли эти игроки ожидания?

– Кто-то в большей мере, кто-то в меньшей, но пока ещё прошло мало времени, чтобы так рассуждать. Логинов, понятно, хорошо вписался. Есть некоторые проблемы, связанные с функциональным состоянием Майорова. Кабанов, к сожалению, травму получил в Новокузнецке, на ближайший выезд он не поедет.

– Майоров уже две игры выходит во втором звене и забивает. Не вытеснит он Энвера Лисина?

– Если вы обратили внимание, тренеры вообще сочетания поменяли. Это же такой процесс, сегодня одно сочетание, завтра другое. Может быть и вытеснит, всё от тренеров зависит.

– То есть, этот процесс, о котором заявляли перед сезоном ещё не закончился?

– А кто заявлял? Я?

– Тренеры.

– Тренеры может быть. Но сочетание звеньев, это субстанция перманентная. Играют хорошо иностранцы с Григоренко, их никто и не меняет. Если будут какие-то проблемы, тренеры будут искать новые сочетания.

– В прошлый раз вы нам объясняли летние покупки, в том числе приобретения Нестерова, Лазарева и Чернова. Сейчас, по истечении почти 40 матчей, у Нестерова 8 очков в 29 играх, у Чернова 4 очка в 23 играх, у Лазарева 9 очков в 36 играх.

– Что касается Нестерова, то он и не должен набирать много очков. У него специфические задачи и он свои функции полностью выполняет. Что касается Лазарева и Чернова, мы от них ждём большего, это понятно. Но тот же Лазарев много играет в меньшинстве, выполняет черновую работу. Все эти люди тренируются хорошо и много работают. Я уверен, что эта работа в песок уйти не может. Вы говорите, что Нестеров набрал мало очков, но это относительно. Нестерова не надо сравнивать с Умарком, его надо сравнивать с третьим-четвертым звеном, учитывать игру в меньшинстве. Это вопрос дискуссионный.

– Довольны ли вы работой вратарей?

– Я доволен. Убеждён, что наши проблемы, имею ввиду большое количество пропущенных шайб, связаны не столько с игрой вратарей, сколько с организацией игры в обороне. Но в последних играх мы меньше пропускаем.

– В начале сезона болельщикам не нравилось, как играет Сведберг, а сейчас он один из лучших в лиге. Когда подписывали, шли на определённый риск?

– Нет, там была проведена серьёзная аналитическая работа. Я удивился, когда на предсезонной пресс-конференции мне сказали, что мы берём кота в мешке. Какого кота в мешке?! И тогда, и сейчас мы в нём были уверены. «Его» голы можно пересчитать на пальцах одной руки, то есть шайбы, в которых он был виноват. Понятно, что бывают разные моменты – где-то выручил, где-то нет. Но взять нашу игру с Магнитогорском. Он столько вытащил в начале матча. Если бы не Сведберг, счёт мог бы быть совсем другим.

– Второе дыхание у Сведберга открылось после смены тренера. Можете сейчас, спустя какое-то время, проанализировать, что пошло не так в начале сезона и что исправили?

– Я могу, но не могу сказать это публично.

– Хотя бы то, что можно услышать болельщикам.

– Раз поменяли тренера, значит проблема в этом.

– Изменился ли стиль игры с приходом Игоря Захаркина?

– Я думаю, что изменился.

– Какую-то связку игроков можете отметить, которая образовалась в этом сезоне и на которую не ставили изначально?

– Звено Майоров – Прохоркин – Хартикайнен было создано спонтанно в связи с травмами некоторых игроков, но их игра в Астане приятно удивила. Тренеры даже не стали разбивать это сочетание и они уже три игры провели вместе.

– Прохоркин не весь прошлый сезон провёл в ЦСКА, а в «Салавате» уже дослужился до ассистента капитана. Ожидали от него такой прыти?

– То, что Николай талантливый игрок, это медицинский факт. Я когда с ним встречался, сказал: «Коль, у меня всегда возникают вопросы, когда человеку 18 лет, а у него куча конфликтов и всяких вокруг него страшилок. Я бы хотел, чтобы это свелось к минимуму». Я хочу сказать, что мы очень довольны его отношением к тренировочному процессу и думаю, что он сам комфортно себя чувствует. Это тот случай, когда и игроку переход пошёл на пользу, и клуб сделал хорошее приобретение.

– «Салават» одержал шесть побед подряд и поднялся на третье место в конференции. Можно сказать, что это то место, которым вы довольны в середине регулярки?

– «Салават Юлаев» это такой клуб, который априори должен играть в плей-офф и мы сейчас думаем о том, как лучше к нему подготовиться. Турнирная позиция не очень нас беспокоит. Возможно, место выше даст преимущество, но сейчас тренеры озабочены тем, как подготовить команду к плей-офф. Это тоже вопрос дискуссионный. Сейчас на Западе СКА занимает восьмое место. Представляете, там кто-то выиграет конференцию и попадёт на СКА. Не думаю, что они очень обрадуются.

– То есть, промежуточных целей нет?

– В плане занятого места – нет.

– Говорят, что Захаркин с середины чемпионата готовит команду к плей-офф: моделирует различные ситуации во время игр и тренировок. Насколько это правильно?

– Это правильно, применительно к такой команде, как «Салават Юлаев». Может быть это не так правильно, применительно к Нижнекамску, или «Югре», или «Барысу», которые на сегодняшний день борются за попадание в плей-офф. Мы, я надеюсь, эту задачу решим, поэтому должны думать на шаг вперёд.

– Заявляли об открытости клуба, но игроки не выходят после матчей, не общаются с прессой. Может мы их чем-то напугали?

– Вопрос достаточно сложный. Во-первых, начнём с того, что не многие команды пускают в раздевалку. Во-вторых, мы с Андреем Юртаевым нашли некую альтернативу. Я его попросил говорить мне, кого хотят видеть журналисты. И этим игрокам я после матча говорю, что они сто процентов должны быть. Но тут не всё однозначно. Допустим, я игрок, после матча сижу в раздевалке. Заходят журналисты, кого-то спрашивают, я сижу. Что мне делать – раздеваться, мыться или ещё ждать, вдруг кто-то у меня что-то спросит. Мне кажется у нас ещё такой культуры нет. У вас же первый год пускают в раздевалку?

– Нет, согласно регламенту, клубы пускают уже не первый год.

– Я думаю, что всё равно у нас это не так развито, как в НХЛ. Я думаю, что игроки просто не привыкли. Но, по-моему, мы придумали выход их положения и это работает.

– Мы уже несколько матчей охотимся за Игорем Григоренко, но никак не можем поймать.

– Не может быть. Я ему сказал лично: «Игорь, ты должен быть». И он был. Последние три игры я ему лично говорил. Вы, наверное, не в тех местах ловите.

– Наверное мы зашли к соперникам. Обязательно распечатаем отрывок интервью и ему покажем. Не можем не спросить об информационном фоне вокруг команды. Пишут ведь не только о результатах, об этой ситуации с Кольцовым, не так давно было интервью с анонимным игроком «Салавата Юлаева», который говорил, что в клубе не всё так хорошо, что нет единства. Насколько всё это влияет на команду?

– Я с уважением отношусь к Лёше Шевченко, я всё хотел ему сказать, но поймать не могу. Почему-то когда ему надо, он звонит, а когда я его ищу, он трубку не берёт. Вот это интервью с анонимным игроком… Все же прекрасно знают фамилию этого игрока.

– Догадываются.

– Тут даже большого ума не надо, чтобы догадаться. Я вот всё хочу у него спросить, почему он фамилию-то не назвал? Ну и сказал бы. Игрока в команде и нет сейчас.

– Что он говорил – неправда?

– Вот что значит «иностранцы держатся отдельно». Конечно, это правда – они сидят за столом, хотя бы потому, что им надо разговаривать. Но сказать, что они не общаются ни с кем, конечно это неправда. Всё относительно. Иностранцы во всех командах держаться отдельно, но это значит только то, что они большую часть времени проводят друг с другом. Это естественно. Если бы вы сейчас в Китае оказались и там было бы только двое русских. С кем бы вы общались?

– На самом деле, выяснилось, что у Леонида Вайсфельда вообще неизвестный мне номер. Но я, узнав о том, что он не может со мной связаться, сразу ему набрал. Скажу, что его претензия была только одна и она очень существенная, я её принимаю. В таких репортажах нельзя приводить прямую речь анонимного источника, а лучше писать всё, как есть, и добавлять нейтральное «по нашим сведениям». Именно это мне и сказал Вайсфельд – это его основная претензия. Что тут спорить – согласен. Я еще тогда внутренне был против этого, но без прямой речи трудно. Опять же на момент написания текста, я не знал, что Анатолий Емелин уйдет и мне бы не хотелось, чтобы хоккеистам мстили. Что касается догадки Леонида Вайсфельда насчет игрока, то я это вообще никак не комментирую. Источников не выдаю. Было и веселое в разговоре с генеральным менеджером «Салавата Юлаева». Он, видимо, в качестве упрека сказал «все понятно, вы хотите, чтобы вас читали». Нет, никогда нашей задачей не было, чтобы нас читали. Зачем нас подозревать в плохом. Лучше, чтобы нас не читали, тогда бы мы спокойно писали то, что хотим. Это как в российском хоккее, когда зрители и журналисты только мешают. У нас также, – сообщил Шевченко.

Источник: sportbo.ru
Просмотров: 1194

Комментарии новости: